12:08 

Велофик даркТодо

Sola neko
Хочу гулять под своим небом!
Название: Мой
Автор: In3tegra
Бета: Т0м0сbкA
Фэндом: Yowamushi Pedal
Пэйринг: даркТодо/Макишима
Рейтинг: NC-17
Тип: Слэш
Жанры: PWP, психология, ангст
Предупреждения: ООС, изнасилование
Размер: Мини
Статус: Закончен
Описание: Мой! Не отпущу! Я слишком люблю тебя, чтобы дать тебе свободу. Чтобы позволить быть с кем-то другим.
Посвящение: Всех читателей поздравляю с 8 марта!))
Примечания автора: если будет стимул и настроение, то эта работа может получить продолжение в сиквеле
Публикация на других ресурсах: Только с моего разрешения



Тодо злится, Макишима снова игнорирует его, сбрасывает звонки, не отвечает на сообщения и вообще ведет себя так, словно не желает иметь с ним ничего общего. В некотором смысле для Юске это нормальное поведение, Джинпачи знает, что тот не слишком жалует человеческое общество. С ним и поговорить то толком можно только во время гонки. Они очень давно знакомы, и Тодо должен был бы привыкнуть к закидонам друга, да вот не выходит. С каждым сброшенным звонком в его душе все выше поднимается удушающая волна злости и разочарования. Он должен поговорить с Юске именно сейчас, потому что потом Тодо уедет на сборы, и времени на выяснение отношений не будет еще очень долго. К тому же, сдерживаемые, не высказанные чувства душат его, сбивают с толку и заставляют совершать ошибки. Вообще, стоило поговорить уже давно, но Джинпачи ждал неведомого “того самого” подходящего момента, наивно надеясь, что он настанет. Возможно, если бы речь шла о ком-то другом, а не о Макишиме Юске, то такой момент можно было бы подловить. Но Маки слишком виртуозно избегает любых “моментов”. Даже когда Тодо все-таки удается вытащить друга на совместную прогулку или заезд, Юске сбегает каждый раз, лишь Джинпачи собирается завести разговор на волнующую его тему. Словно чувствует.
Тодо еще помнит случайно оброненную Макишимой фразу о том, что он не хочет заводить отношений ни с кем. Сказано это было как бы между прочим, самой причины разговора уже и не вспомнить, но этот момент запал в память. Кто-то другой, возможно, и сдался бы после этого, ведь фактически это значит, что Маки отошьет его, как только получит предложение встречаться. Но Тодо отступать не умел, он почти всегда добивался желаемого в бытовых ситуациях и абсолютно всегда, когда речь шла о делах сердечных. К тому же, Макишима ведь не идиот, он не мог совсем не догадываться о чувствах Тодо, но тем не менее не прекращал общение полностью. Только ему он действительно старался улыбаться.

Макишима нехотя отложил журнал и поднялся из кресла, направляясь к двери. Он не сомневался, что это Тодо, только он мог вот так бесцеремонно вломиться к нему, игнорируя то, что его игнорируют. Однако, Юске не мог сказать, что он не рад видеть Джинпачи, вместе с ним словно бы хорошая погода приходила. Радостная улыбка, болтовня без умолку обо всякой ерунде, теплый взгляд, все это не просто поднимало Юске настроение, а словно бы заставляло оживать. Рядом с Тодо ему тоже хотелось улыбаться и говорить, хотя получалось и не очень хорошо, но Тодо умудрялся чесать языком за двоих, а то и троих. Вот и сейчас, неловко, криво усмехнувшись, Макишима впустил Джинпачи в дом, радуясь его приходу, но в тоже время ощущая неприятное скребущее чувство в груди. Словно предчувствие чего-то плохого. Но Юске не привык доверять дурацким предчувствиям и отметил про себя, что наверное все же стоило ответить хоть на один из звонков, которыми Тодо буквально завалил его сегодня. Ему всегда было не просто общаться с людьми, и даже с Тодо он порой не мог расслабиться, боясь сказать или сделать что-то такое, что заставит его отказаться от этой дружбы.


- Маки… - Тодо перестал улыбаться и устремил внимательный и серьезный взгляд на Макишиму. Юске не часто доводилось видеть Джинпачи таким серьезным, и сейчас ему это совсем не нравилось. Шестым чувством он уже догадывался, что хочет сказать ему Тодо, он уже не раз пытался это сделать, но прежде Макишиме всегда удавалось избежать разговора. Сейчас же сбежать будет весьма проблематично. Пожалуй и правда стоило ответить на один из звонков и встретиться где-нибудь в другом месте.
- Ээ… Тодо, не хочешь еще чаю? Я сейчас принесу, - Юске вскочил, намереваясь убраться из комнаты. Глупая, конечно, попытка, вряд ли за то время, что он проведет на кухне Тодо передумает заводит тему, но почему бы не попытаться.
- Нет. Стой! - Джинпачи поймал Юске за руку и повалил обратно на диван, не давая совершить задуманное. - Прекрати уже бегать от меня!
Тодо снова начинал злиться, ему надоело постоянно догонять и ловить. Так не могло продолжаться вечно, и сегодня он был твердо намерен покончить с этой игрой в салки. Либо Маки согласится встречаться с ним, и они будут вместе, либо же нет, и тогда за время сборов Тодо решит, что делать дальше. Совсем отказаться от Юске казалось ему невозможным, но и бесконечно таскаться за ним хвостом было ничуть не лучше. Поиски выхода требовали времени, которое у него будет.
- Никуда я не бегаю, - Макишима сжал руку в кулак, пытаясь побороть волнение. Он совсем не был готов к подобному разговору и, даже понимая, что рано или поздно он состоится, предпочел бы оттянуть момент как можно дальше.
- Нет, бегаешь, - отрезал Тодо. Макишима смотрел на него во все глаза и не мог поверить, что вот этот вот суровый тип и есть тот самый Тодо. С таким не хотелось спорить, даже просто смотреть ему в глаза стало не просто.
- Тодо, я… - Юске не знал, что сказать. Такой Тодо выбивал его из колеи, и меньше всего на свете ему хотелось сейчас выглядеть идиотом.
- Нет, сперва ты меня послушай, - Джинпачи выдохнул, пытаясь придать своему лицу выражение помягче, но судя по виду Юске получилось у него так себе. - Я просто скажу ладно? Ты мне нравишься, Маки. Очень давно и очень сильно. Я не хотел давить на тебя, но дальше молчать не могу. Мне это уже не просто надоело… Это… Ты и сам все понимаешь, так ведь? Маки, давай встречаться? Я обещаю, что буду хорошо себя вести и не буду торопить тебя или требовать чего-то сложного… - Тодо замолк не знаю, что еще можно добавить к сказанному такого, что могло бы убедить Юске сказать “да”. Это обещание “не требовать и не торопить” и без того далось не просто. Вернее пообещать-то как раз очень просто, но сдержать его будет много сложнее, но Джинпачи был готов пойти на некоторые жертвы ради того, чтобы все-таки заполучить себе в безраздельное владение нелюдимого паучка. Макишима склонил голову так, чтобы за волосами было не видно закушенной губы и смущения. Ему бы очень хотелось сейчас согласиться. Тодо с самого начала был особенным, отличаясь от всех, кого Юске когда-либо знал. И любить его оказалось очень просто. Но встречаться… Даже не любовь, а отношения портят дружбу. Если они начнут встречаться и ничего не выйдет, то дружбе тоже придет конец, и Юске снова останется один. Если он сейчас откажет Тодо, то шанс сохранить дружбу еще останется. К тому же Макишиме было страшно. Как можно говорить о настолько близких отношениях, если он даже поговорить ни с кем нормально не может. А тут не только о разговорах речь.
- Прости, Тодо… Я не могу. - Слова давались с трудом, но он был обязан произнести их. Попытаться донести до Джинпачи причину отказа. - Я… ты тоже мне нравишься, но я не могу встречаться с тобой. Не только с тобой, вообще не могу встречаться. Потому что… не могу.
Юске поднял взгляд на Тодо, словно надеясь, что тот сам поймет все невысказанное, что осталось у него на душе. Джинпачи поджал губы и едва заметно кивнул, чего-то подобного он и ожидал. Надеяться на то что Маки так просто согласится было бы глупо, но то как именно он ему отказал давало надежду, что добиться положительного ответа все-таки возможно.
- Тогда я пойду, - произнес он, поднимаясь на ноги. - Завтра я уезжаю на сборы с командой, но я позвоню, когда вернусь. Ладно?
- Да, - Макишима не мог заставить себя посмотреть на Тодо сейчас, почему-то он чувствовал себя едва ли не предателем, но сомнений в своей правоте не испытывал. Все-таки дружба гораздо важнее и надежнее любви. А в любви от него у Тодо будет слишком много проблем, и вряд ли у него хватит терпения на борьбу со всеми страхами и тараканами в голове. Лучше иметь немногое, чем не иметь ничего.

Сборы проходили целую неделю, и всю неделю Тодо заставлял себя тренироваться до полного изнеможения, чтобы вечером просто падать в кровать и вырубаться. Не думать ни о чем, не вспоминать и не чувствовать. Сейчас идея предложить Маки встречаться уже не казалась ему такой правильной как тогда. Вспоминая его отказ, Тодо начинал либо злиться, либо расстраиваться, когда как. Самым правильным было бы, наверное, просто смириться и забить. Но не получалось. Возвращаясь домой, Джинпачи уже не мог не думать о том, как позвонит Макишиме и вытащит его на прогулку, даже если для этого придется накинуть ему веревку на шею и тащить силой. С поезда он сошел уже поздним вечером и решено было отложить долгожданную встречу на завтра.
С самого утра первым делом Тодо набрал выученный наизусть номер и долго слушал длинные гудки, обрывающиеся раньше, чем если бы абонент просто не отвечал. Как всегда, Маки почти никогда не берет трубку с первого раза. Зачем ему вообще нужен телефон, если дозвониться до него невозможно. Писать сообщения тоже бесполезно, на них он отвечает не многим чаще. Настроение Тодо стремительно падало в минус.
- Да сколько можно?! - Зарычал он, швырнув телефон в стену и лишь чудом его не разбив. Уже выходя из комнаты, Джинпачи услышал звук нового сообщения и кинулся обратно к трубке. “Прости, я сегодня не могу с тобой встретиться. У меня кое-какие дела”, - гласила смс-ка. Тодо перечитал еще раз пять, прежде чем до него дошел смысл. Маки сам, первый написал ему! Но звонки при этом продолжал игнорировать, и тогда Тодо решил воплотить свою угрозу, высказанную в мыслях. Сейчас он сам пойдет к Маки и вытащит его гулять. Он хорошо знал Юске и прекрасно понимал, когда тот действительно занят, а когда просто отговаривается. Тонкий голосок совести в голове пищал, что возможно Тодо ошибается, и Маки действительно чем-то занят, но Джинпачи слишком сильно хотелось увидеть его, чтобы прислушиваться ко всякой ерунде.

Тодо несколько минут звонил в дверь, но никто ему так и не ответил. Значит Маки действительно не было дома, потому что единственные звонки, которые он никогда не игнорирует, это дверные. То, что его родителей нет дома, было и так понятно, Тодо знал, что они большую часть времени проводят в командировках между Англией и Японией. Можно было уйти и вернуться позже, или же договориться о встрече на завтра, но Джинпачи словно переклинило. Он должен был увидеть Маки именно сегодня и желательно прямо сейчас, и плевать на все его дела возможные и невозможные. Первым порывом Тодо было кинуться искать Маки, но он вовремя остановился, поняв, что будет бесцельно бегать по городу. Макишима мог быть где угодно, а каких-то особенных мест, которые можно проверить, Тодо не знал. Если подумать, то он вообще не очень много знал о Юске. Пока он топтался на тротуаре через улицу от дома Макишимы, пропажа нашлась сама. Тодо издали заметил длинные яркие волосы и очередную пеструю кофту и хотел было кинуться на встречу, когда заметил и еще кое-что. Юске шел не один, рядом с ним был какой-то незнакомый Тодо парень почти на голову выше Маки и вдвое шире его в плечах. Блестящие черные волосы были коротко острижены, а в руках незнакомец держал велосипедный шлем. Эти двое шли как ни в чем не бывало и о чем-то разговаривали, Макишима выглядел по настоящему довольным и даже участвовал в беседе. Не как обычно, ухмылками и короткими фразами, а действительно что-то говорил. Разумеется, с такого расстояние Джинпачи не мог слышать ни слова, но одного только вида Макишимы так спокойно болтающего с каким-то типом, ради которого он, судя по всему, и продинамил встречу с Тодо, было достаточно, чтобы разозлиться сильнее, чем когда-либо прежде. Вернее сама злость не была чем-то новым или необычным, необычно было то, что такие чувства в нем вызывал именно Юске. У Тодо никогда не получалось злиться на него всерьез и ругаться с ним не хотелось. Не смотря на все странности, которые, как правило, отпугивали людей, Джинпачи было хорошо и весело рядом с Макишимой. Слишком хорошо. Он не мог видеть своего Юске рядом с кем-то другим. С другими он мог быть только нелюдимым горным пауком. Тем, кому никто не нужен и не интересен. Дойдя до самой калитки, ведущей к дому, парочка остановилась, незнакомец придержал Макишиму за плечо и что-то сказал, на что тот кивнул, радостно сверкая глазами и даже почти улыбнулся, а потом ушел в дом. Тодо словно прирос к земле, где стоял пытаясь осознать, что это сейчас было. Речь даже не о том, что у Маки не было друзей, которых Тодо не знал хотя бы в лицо, а о том, что никогда прежде ни с кем Маки не вел себя так свободно. Может ли быть, что Маки встречается в этим парнем? Может ли быть, что Тодо он отказал потому, что уже встречается с другим, но не знал, как об этом сказать? Возможно причиной была банальная ревность, но другого объяснения увиденному Джинпачи найти не мог. А потом и не хотел. Внезапно он осознал, что Маки может увести кто-то другой, пока Тодо будет играть в благородство и рыть подкопы к его сердцу. Возможно кто-то чуть менее внимательный к переживаниям Маки убедит его сказать “да”. Тодо понял, что обязан сделать Маки своим, пока его не опередили. Во что бы то ни стало. Он слишком дорожит им, чтобы упустить.
Звонок в дверь стал для Макишимы неожиданностью, он больше никого сегодня не ждал, но тем не менее пошел открывать. На пороге стоял Тодо. Но выглядел он так, что Юске невольно сделал шаг назад. Тогда, неделю назад его поразила суровость Джинпачи во время разговора, но сейчас все было еще более необычно. Даже из последних сил поднимаясь в гору, обгоняя соперников у Тодо не было такого серьезного, сосредоточенного и даже малость отчаянного выражения лица.
- Тодо... Что ты здесь делаешь? Я же сказал тебе, что сегодня мне некогда, - Юске выдохнул, успокаиваясь, и растрепал свои волосы, как обычно скрывая за этим жестом все лишнее. Это всего лишь Джинпачи, глупо волноваться, это же Джинпачи.
- А я решил, что не могу ждать до завтра и, кажется, был прав, - Тодо толкнул Макишиму в дом и шагнул следом запирая дверь. Юске запнулся о порог и едва удержал равновесие. Он не понимал, что происходит с Джинпачи, почему тот внезапно так зол. А в том, что он злиться, теперь уже сомнений не оставалось.
- Тодо! Я же сказал тебе… - Но закончить фразу Макишиме не удалось, потому, что Тодо снова его толкнул на этот раз к стене и, запустив руку в длинные волосы, больно сжимая и оттягивая их, настойчиво поцеловал. Юске окончательно перестал что-либо понимать, но среагировал почти моментально. Пнув Тодо по ноге, он оттолкнул его, а сам отскочил в сторону, пылая гневом и негодованием. Подобной подлости от друга он никак не ожидал. Они ведь уже говорили об этом, и Макишима ясно дал понять, что не хочет никаких отношений ни с кем, а с Тодо, если подумать, в первую очередь. Потому что только его он по настоящему боялся потерять.
- Что ты делаешь? - Макишима пристально следил за каждым движением Джинпачи, но все равно пропустил момент, когда тот кинулся вперед и, сделав подсечку, уронил его не пол. При падении Юске сильно приложился головой о пол и из-за этого потерял несколько секунд, которые могли бы ему помочь увернуться от следующего удара по лицу. Бил Тодо не то чтобы сильно, но больно и очень унизительно.
- Прости, Маки. Я бы предпочел обойтись без этого, но ты ведь не успокоишься, пока не поймешь, кто из нас сильнее.
Юске подумал, что единственный, кому здесь стоит успокоиться, это Тодо, но промолчал, вместо этого он ударил в ответ, отталкивая Джинпачи в сторону и вскакивая на ноги. Они никогда не дрались прежде, но комплекция и рост у них были примерно одинаковыми, так что Макишима не сомневался, что сможет выбить дурь из головы Джинпачи. Но это оказалось совсем не так просто, как ему представлялось. Тодо ловко уворачивался, а вот его удары почти всегда достигали цели. Прямо сейчас на волне адреналина Макишима даже почти не чувствовал боли от ударов, но кровь из рассеченной брови заливала глаза, и завтра, наверняка, все лицо будет опухшим и разноцветным из-за синяков. Он не мог сказать, как долго продолжалась эта драка, но у Юске обессилел первым. Пошатнувшись от очередного удара под дых, он упал на пол, а Тодо, наконец, остановился. Он стоял прямо перед ним, нависая над Макишимой, и высокомерно, но удовлетворенно разглядывал его.
- Что с тобой случилось? - Макишима нервно улыбнулся, утирая кровь рукавом. Сейчас его взгляд выражал искреннее недоумение и страх. Джинпачи никогда не хотел, чтобы Маки боялся его, но тот просто не оставил ему выбора. Ему пришлось сделать это и еще придется сделать многое, чтобы Маки наконец понял, как сильно Тодо любит его, и что он принадлежит только ему. Тодо сплюнул на пол и, подойдя еще ближе, присел на корточки, глядя в лицо Макишимы.
- Ничего. Просто я понял кое-что, Маки. Ты должен быть только моим, я слишком люблю тебя, чтобы отпустить, - Джинпачи снова взял его за волосы, вынуждая подняться и идти за ним. Прихожая не очень подходит для того, что он собирался сделать. К тому же стоит связать паучка, чтобы он не вырывался и тем самым не вынудил Тодо обращаться с ним еще более жестоко.
Макишима по настоящему испугался только тогда, когда Тодо какой-то веревкой связал ему руки за спиной, обмотав другой конец вокруг шеи. Теперь Юске не мог даже пошевелить ими, потому что веревка натягивалась и перекрывала дыхание.
- Нет! Тодо! Прекрати, что ты делаешь?! - Макишима пытался извернуться так, чтобы увидеть его лицо, а может быть пнуть и сбежать. О том, как он будет открывать дверь связанными руками, он не думал. Главное было вырваться.
- Тихо, я сказал! - Тодо раздраженно цыкнул и, схватив непонятно зачем лежащий на столе скотч, заклеил им рот Юске. Джинпачи не боялся, что тот будет кричать, просто ему не хотелось слушать его несчастный умоляющий голос. Он только еще сильнее будил в нем ярость и желание обладать, а Тодо не собирался слишком спешить. Он хотел привязать Маки к себе, объяснить как тот был не прав, променяв его на какого-то урода, а не калечить. В голове было почти пусто за исключением мыслей о том, что Маки не может принадлежать кому-то другому. Даже злость была вызвана скорее страхом потерять, нежели чем-то другим.
- Мм… мна… д… - Макишима продолжал вырываться и пытаться что-то сказать сквозь скотч, но разумеется ни того, ни другого у него не вышло. Но вышло кое-что другое, Джинпачи понял, что пока Маки не успокоится хоть немного ничего с ним сделать не получится. Даже стянуть штаны оказалось почти непосильной задачей, во время исполнения которой Тодо дважды получил по ребрам, а ноги у велосипедиста сильные и удар соответственно.
- Нет, так не пойдет, - Он поднялся, наступив ногой на спину Макишимы, тем самым придавливая его к полу, не давая вырваться. Окинув взглядом комнату на наличие чего-нибудь полезного, Тодо такового не обнаружил. Ничего, кроме все того же широко скотча, он покрутил его в руках, с сомнением проверяя на прочность, но в итоге решил, что за неимением чего-то другого сойдет. Связать ноги оказалось куда сложнее, чем руки, но и с этим Джинпачи справился. Теперь Макишима едва мог пошевелиться, связанный по рукам и ногам. Все, что ему оставалось, это с ужасом смотреть на того, кого он привык считать своим единственным другом. Он понимал, что Тодо сорвался вот так не без причины, и что возможно все удалось бы уладить разговором, но Юске и так был не силен в этом, а уж с заклеенным ртом… Тодо еще несколько минут стоял над ним, любуясь проделанной работой, а потом просто вышел из комнаты, не говоря ни слова.
Тодо не придумал ничего лучше, как оставить Маки одного связанным и дать ему время либо успокоиться, либо окончательно выбиться из сил. Бить его еще сильнее не хотелось даже не смотря на то и дело вспыхивающую злость. К тому же Юске весьма упрям, и если бы его можно было так легко напугать, чтобы заставить делать, то что велено, то проблемы бы вообще не возникло.
Макишима даже дергаться перестал от удивления. Он уже кучу ужасов себе напридумывал и ожидал многого, но никак ни того, что Тодо просто уйдет, оставив его в таком положении. Избитый, напуганный, раздетый и связанный по рукам и ногам. В ящике стола лежали ножницы, и если бы только ему удалось до них добраться, то он мигом бы освободился от пут. Но подняться на ноги не удавалось. Какое-то время Юске просто извивался на полу, пытаясь встать, чтобы сделать хоть что-то, но вскоре устал. Синяки и ссадины начали болеть, а туго стянутые запястья затекать. Его душила обида. Юске не понимал, что произошло и чего ждать дальше. Он никогда не видел Тодо таким, более того, Макишима никогда даже не думал, что Джинпачи способен на что-то подобное. Нет, он конечно не раз видел, как тот преображается во время гонки, или когда ему что-то не нравится в отношении с другими людьми, но по отношению к нему Тодо всегда был улыбчивым идиотом и Юске привык к этому. Считал, что этот Тодо и есть настоящий. По всему выходит, что он ошибался.
Макишима не знал, сколько прошло времени, по его внутренним часам не меньше трех часов, за которые он окончательно выбился из сил и даже почти успокоился. От пережитого потрясения и холода его начало клонить в сон, когда в комнату вернулся Джинпачи. Юске тут же встряхнулся и посмотрел на него, теперь Тодо выглядел иначе, более похожим на себя. На его губах играла слабая улыбка, и взгляд больше не метал молнии. В душе Макишимы снова ожила надежда, судя по всему, Тодо пришел в себя, и наверняка сейчас он его развяжет и объяснит, что тут произошло. Но Юске снова ошибся. Тодо подошел к нему и помог сесть, затекшее тело отдалось неприятной болью, а голова закружилась, но Юске едва поморщился. Джинпачи по прежнему молчал. В руках у Тодо обнаружились влажные салфетки, которыми он принялся стирать кровь в его лица.
- Прости, Маки, но иначе ничего не получится, - произнес Джинпачи, покончив с вытиранием. - Я знаю, что ты ничего не понимаешь и, наверное, даже немного боишься меня сейчас. Но это совершенно напрасно. - Тодо ласково провел пальцами по щеке Макишимы, погладил его за ухом и сжал волосы на затылке, однако, не дергая. Просто крепко держал, а другой рукой приподнял его голову, вынуждая смотреть себе в глаза. Макишима уже понял, что продолжение банкета, на котором он - главное и единственное блюдо, не отменяется. Хоть Тодо и выглядел сейчас почти как обычно, это был все тот же незнакомец, скрывающийся под личной друга. Можно было бы снова затеять возню в попытках освободиться, но Юске уже понял, что ничего не выйдет. Самым логичным сейчас будет просто позволить Тодо сделать все, что он захочет, и надеяться, что тот придет в себя.
- Я просто слишком люблю тебя Маки. Вообще-то, я собирался ждать до тех пор, пока ты сам не придешь ко мне. Но увидев тебя с тем парнем, понял, что это глупо. Я не могу допустить, чтобы тебя забрали у меня. Ты такой милый, Маки! - Тодо немного наклонился и провел языком по его губам, скрытым скотчем. Макишима вздрогнул. Не смотря на преграду ощущение оказалось очень ярким и не привычным. Он никогда прежде ни с кем не целовался, хотя и это поцелуем можно было назвать лишь с натяжкой. Тодо тем временем провел носом по его щеке и принялся целовать шею, слегка прикусывая кожу и тут же зализывая укусы. В его глазах светилось неприкрытое восхищение и желание, но Макишиме стало не по себе. Почему-то теперь такой спокойный и нежный Джинпачи пугал его едва ли не сильнее, чем тот, который избил его в коридоре и связал. Хотелось совершенно по-девчачьи разреветься и попроситься на ручки к маме. Макишима никогда не умел и не любил общаться с людьми, просто не понимал, как нужно себя вести, а сейчас все было еще сложнее. Он был уверен, что нужно что-то сделать, раз уж сказать не получится, но даже такой вид диалога оказался ему не по зубам.
- Расслабься, Маки, все будет хорошо, - однако голос Тодо спокойствия не внушал, в нем по-прежнему звучали опасные нотки. Казалось, что он словно потревоженный вулкан, сейчас он спокоен и лишь согревает, но одно неосторожное действие и произойдет извержение, которое сметет все на своем пути. Тодо задрал его кофту, стянув ворот с шеи, провел руками по бокам, чуть задерживаясь в тех местах, где уже начали наливаться синяки. А потом склонился, цепочкой легких поцелуев спустился до живота и поднялся выше лизнув один сосок, а второй сильно сжал пальцами, чуть оттягивая, отпуская, поглаживая и снова повторяя. Макшиму словно током било от этой ласки и начало трясти от страха. Секс с парнем пугал его как таковой, а в такой ситуации особенно. Он не хотел ничего чувствовать, но тело реагировало, противореча голосу разума и чувствам. На глаза уже навернулись слезы, и Юске крепко зажмурился, сдерживая их. Он не плакал уже очень давно и не собирался делать этого сейчас. Хотелось попросить Тодо остановится, не делать ничего, но скотч по прежнему глушил любые слова, превращая их в жалкое мычание.
- Я же сказал тебе не дергаться! - Рыкнул Тодо, больно дергая Макишиму за волосы и роняя на пол прямо на связанные руки, кусая за шею. - Ты мой, Маки! Мой, а значит должен меня слушаться. Если продолжишь упрямиться, хуже от этого будет только тебе. - Тодо снова улыбнулся проведя языком по губам Юске и, приподнявшись, задумчиво уставился на испуганного, дрожащего парня под собой.
- Знаешь, наверное, мне стоит сейчас наказать тебя. Доказать, что ты принадлежишь мне, и тогда, возможно, в будущем нам не придется возвращаться к этому. Как думаешь? - Макишима думал, что сейчас потеряет сознание от страха. Его начинала захлестывать паника, как только он представлял себе секс с Тодо, даже если бы тот был нежен… Но Джинпачи, кажется, окончательно перестало волновать душевное равновесие невольного любовника. Он одним движением перевернул его на бок и стянул, до куда позволял скотч, последнюю деталь одежды - трусы. Макишима под ним запаниковал и начал активно вырываться, но Тодо прижал его к полу, лишая последних шансов на маневр и окончательно убеждаясь в собственной правоте. Он бы предпочел полностью раздеть Юске, чтобы ничего не мешало ему наслаждаться желанным телом, но из-за скотча это было невыполнимо, а развязывать - преждевременно. Макишима испуганно и жалобно мычал что-то, что наверняка было просьбами остановиться, но игнорировать это оказалось удивительно легко. Смазки под рукой не оказалось, Тодо ведь совсем не рассчитывал на подобный исход этой встречи, а у Маки ее не могло быть по определению. Поэтому, он просто облизал пальцы, обильно смочив их слюной, прежде чем вставить в Маки. Юске всхлипнул и едва не задохнулся от непривычного ощущения, чувствуя, как жесткие пальцы Тодо раздвигают его, растягивая.
- Тише, Маки, тише. По-началу всегда больно, - прошептал Тодо, склонившись к нему и прикусывая мочку уха. Теперь он одной рукой удерживал голову Макишимы, а второй продолжал растягивать его, едва сдерживаясь, чтобы не трахнуть немедленно. Пожалуй, будь у него смазка, он бы так и поступил, но без нее придется уделить куда больше времени подготовке, чтобы не покалечить любимого. Одновременно с этим Джинпачи продолжал целовать Юске всюду, куда мог дотянуться, и тот к его восторгу реагировал на эти ласки.
- Вот видишь, все не так уж плохо, - облизнулся Джинпачи, вынимая пальцы из задницы Юске и перенося руку на его напряженный член. Макишима снова всхлипнул и дернулся пытаясь увернуться от ласкающей руки. Это было слишком унизительно. Его фактически насилуют, а он еще и возбуждается при этом. Голос разума, который утверждал, что физическая реакция еще не показатель удовольствия или желания, не мог достучаться до сознания. И Юске продолжал сгорать от стыда и страха. Тодо еще раз облизнулся и наклонил Макишиму еще немного вперед, заставив согнуть ноги в коленях. Собственные штаны уже изрядно портили ему жизнь, поэтому Джинпачи едва не застонал от облегчения, когда расстегнул их и выпустил из тесного плена свой напряженный до боли член. Снова остро встал вопрос со смазкой, одной слюны явно будет не достаточно, Маки слишком узкий. К тому же он так напряжен, что даже пальцами пробиться было не просто. Рыкнув от разочарования Тодо поднялся на ноги и подошел к письменному столу по одному выдвигая ящики в поисках хоть чего-то скользкого, что могло бы заменить смазку. В самом нижнем левом ящике нашелся крем для рук, не ахти, что но вполне сгодится. Все лучше, чем трахать девственника почти на сухую. Вернувшись обратно к парализованному от страха Юске Джинпачи уложил его в удобную для себя позу и, наскоро смазав свой член кремом, начал входить. Макишима теперь не мог сдержать слез, он изо всех сил сжимал зубы, но не смотря на это, подвывал от боли. Ощущение члена, проникающего в его задницу, было слишком болезненным, Юске казалось, что его сейчас просто разорвет надвое.
- Расслабься, Маки. Тебе будет не так больно, - Джинпачи положил одну руку на член Юске и принялся дрочить ему, в надежде хоть как-то отвлечь и отвлечься. Маки был таким сладким, узким и горячим, что можно было кончить, едва вставив ему, но Тодо держался. Он так сильно и давно хотел его, что просто не мог позволить себе спустить так быстро, толком не насладившись победой.
- Все, все, он почти полностью в тебе, чувствуешь? - Джнпачи замер на несколько секунд перед тем, как начать осторожно двигаться. Юске скулил, стискивая кулаки, впиваясь ногтями в ладони едва не до крови, и сжимал его так, что Тодо пришлось отбросить надежду продержаться хоть сколько-то приличное время. Его хватило всего на пару минут ритмичных толчков в горячую тесноту, прежде чем он кончил, кусая губы, чтобы сдержать стон. Придерживая его ягодицы руками, Тодо осторожно вытащил член и, перевернув Макишиму обратно на спину, продолжил дрочить ему. Теперь он хотел, чтобы и Юске тоже кончил в его руках. Так он словно бы поставит точку, окончательно докажет Маки, что тот принадлежит ему. Макшима ничего толком не видел из-за слез, застилавших глаза, и собственного оргазма почти не заметил. Он испытывал только облегчение от того, что теперь все, наконец, закончилось, и молился всем известным богам, чтобы Тодо не взбрело в голову повторить. Но Джинпачи и без того понимал, что второго захода его Маки не выдержит, и как бы сильно ему самому не хотелось, нужно сдержаться. Они еще повторят и не раз, теперь уже Юске никуда не денется от него. Тодо поднялся на ноги, застегнул штаны и поправил рубашку. Порывшись в карманах, он достал телефон.
- Все, Маки, почти все. Сейчас я только сделаю пару фото на память, пока ты в таком виде, а потом развяжу тебя и помогу принять ванну. Ты наверняка замерз, пол тут жуть какой холодный. Я не хочу, чтобы ты заболел, - Тодо почесал затылок, включая камеру на телефоне и прикидывая с какого ракурса стоит начать. Эти фото были не более, чем гарантом того, что Маки не сбежит от него. Хотя и без них Тодо больше не позволит своему Маки уйти далеко.

@темы: Yowamushi Pedal, фик

URL
   

Дневник бродячей кошки

главная