Sola neko
Хочу гулять под своим небом!
Название: Не пугайся, детка
Автор: In3tegra
Бета: Т0м0сbкA, Xeyza
Фэндом: Eyeshield 21, Yowamushi Pedal
Пэйринг: Конго Агон/Макишима Юске
Рейтинг: NC-17
Тип: Слэш
Жанры: PWP
Размер: Мини
Статус: Закончен
Описание: Не пугайся, не пугайся, детка,
Заходи в мою большую клетку.
Хочешь мне помочь, только на одну ночь
Ты притворись моей
Посвящение: Т0м0сbкA и Xeyza, спасибо за то что втянули меня в эти замечательные фандомы и тем самым возродили желание писать)))
Примечания автора: Поздравляем меня с первым в жизни кроссом))
Публикация на других ресурсах: Только с моего разрешения.


- Маки! Эй, Маки! Да подожди же ты! - Пробравшись через толпу людей, Тодо схватил Юске за руку, вынуждая остановиться. - Прости меня, Маки! Это просто случайность, глупость… Не знаю, такого больше не повторится!
Вокруг гремела музыка и сновали люди, никому не было дела до двух парней, выясняющих отношения на границе танцпола. В этом клубе видели и не такое.
Макишима всем сердцем ненавидел такие шумные и людные места, но Тодо просто обожал клубы и шумные вечеринки, а Макишима шел на поводу у любовника. И не только в этом, он просто всегда уступал Джинпачи, позволял делать то, что тот хочет, и прощал все глупости. Казалось бы, не большая цена за то, чтобы быть вместе. Но в последнее время Юске все чаще думал о том, что занимается ерундой, держась за Тодо. Он не мог с уверенностью сказать, что чувствует Джинпачи и зачем ему нужны эти отношения, но верить в любовь с его стороны с каждым днем становилось все труднее и труднее. Если бы он так часто не говорил, что любит, то Макишиме было бы значительно проще. Когда не ждешь чего-то большего, то имеющееся вполне устраивает. И Юске бы не злился так каждый раз, когда Тодо начинает считать своих поклонниц или уходит танцевать с одной из них. Совместные походы на вечеринки и в клубы вообще казались Макишиме бредом, даже будь один из них девушкой. Но они оба парни и болтаясь все время вдвоем, выглядят странно. Не то чтобы его это очень сильно волновало, но и трубить на каждом углу о том, что он встречается с парнем, Юске не хотел.
- Надоело, Джинпачи. Каждый раз происходит одно и тоже. Если тебе так хотелось пойти сюда, то ты вполне мог сделать это сам, а не тащить меня, - фыркнул Макишима, выдергивая руку. Отношения с Тодо всегда казались ему чем-то особенным и очень важным, их многое связывало, и когда-то им было по настоящему хорошо вместе. Но в последние пол года все разладилось окончательно, казалось, что Джинпачи продолжает встречаться с ним просто по привычке.
- Но, мы же встречаемся! Как я мог прийти сюда один. К тому же я хотел побыть с тобой! - Тодо отпустил его руку и теперь сердито и непонимающе хлопал глазами.

Как-будто и правда не понимает.

- Побыть со мной? Разумеется, именно поэтому ты сразу же пошел знакомиться с теми девчонками, а потом пол часа лизался с одной из них?! - Рассерженной змеей прошипел Юске.
Вроде бы и мелочь, Тодо выпил, и вряд ли бы он сделал что-то более серьезное, но это уже не первый раз. И Макишима не мог вспомнить ни единого случая, когда бы ему пришлось ревновать любовника к другому парню.
- Но, я же извинился, Маки! Это была просто глупость, я люблю тебя! - Тодо и правда выглядел виноватым, но Макишиму внезапно отпустило. Он понял, что просто не хочет больше продолжать эти отношения. Бессмысленно тянуть лямку, которая по настоящему не нужна никому из них. Даже если когда-то между ними и была любовь, то теперь это время далеко позади. Да и вообще, была ли она, та любовь? Джинпачи всегда нравились девушки, в отличие от Макишимы. Для него это скорее всего было не более, чем экспериментом, в ходе которого Тодо просто убедил себя, что любит, и даже повторял он это так часто, вероятнее всего, для себя, а не для Юске. Стало горько и обидно, но виду Макишима не подал. Уж что-что, а скрывать эмоции он всегда умел великолепно.
- Не любишь. И вообще, давай просто забудем все это. Как ты верно подметил, это глупость, и пора ее прекратить, - Макишима отвернулся, не спеша однако уйти. Просто ему показалось, что сейчас его лицо способно показать куда больше чувств, чем нужно.
- Ты хочешь расстаться? - Макишима даже обернулся, ему послышалось облегчение в голосе Тодо, и он хотел убедиться, что это не плод его фантазии. Лицо у Джинпачи по прежнему было виноватым, но не более того.
- Да, - сказать оказалось совсем не трудно, хотя кончики пальцев уже неприятно покалывало из-за нервов. Макишима терпеть не мог это свойство своего организма, что бы он не чувствовал в душе, как бы не был напуган или расстроен, внешне это никак не проявлялось. Он не умел улыбаться, да и никогда ему этого особо не хотелось, по-настоящему счастливым он ощущал себя только во время гонок. В процессе, не после финиша, даже если приходил первым. Только Тодо, как казалось, действительно его понимал, и только он мог абсолютно не обращать внимания на все странности Юске. Члены команды не в счет, с ними все совсем иначе, они не настолько близки.
- Хорошо… Но, прости, правда, - Джинпачи еще раз взглянул на Макишиму и ушел. Дальше разговаривать было не о чем.

Он и правда не хотел быть со мной. Ну, рано или поздно это бы все равно случилось…

Макишима мысленно вздохнул и направился к барной стойке, пить он особо не собирался, но и уходить из клуба почему-то расхотелось. Дома его сейчас не ждет ничего, кроме тишины, мыслей и жалости к себе. Последнее Юске ненавидел даже больше, чем клубы. Да и вообще, почему бы не попробовать повеселиться хоть раз? В конце концов ему есть что отметить, он теперь свободен. Слово “свобода” отдавалось горечью на языке и в горле, но Юске предпочел свалить это на коктейль. Шум уже раздражал не так сильно, наоборот, сейчас он помогал отвлекаться от невеселых размышлений.
- Знаешь, сюда обычно приходят не за тем, чтобы в одиночестве сидеть и напиваться, - какой-то парень уселся рядом с Макишимой, отвлекая его от бессмысленного созерцания толпы.
- Не особо люблю такие толпы, - Юске повернулся к собеседнику и даже сделал над собой усилие, чтобы не выглядеть таким угрюмым, каким, как ему казалось, он выглядел. Раз уж решил веселиться, то нужно хотя бы сделать попытку, например, поговорить с кем-нибудь. И этот незнакомец ничуть не хуже, чем любой другой из присутствующих.
- Это с непривычки, ты не выглядишь, как завсегдатай, - парень улыбался открыто и достаточно искренне.
- Пожалуй, - Юске быстро терял интерес к разговору. Общество людей никогда не приносило ему особого удовольствия, гораздо чаще оно раздражало.
- Возьми, - парень протянул таблетку по форме похожую на детскую витаминку, но странного розового цвета. - Поднимет тебе настроение, и музыка перестанет бить по мозгам. - Пояснил незнакомец на вопросительный взгляд Макишимы. Тот взял пилюлю. Он еще сомневался, разглядывая ее так, будто она могла заговорить и сообщить что-то о себе.
- Не волнуйся, это ерунда, тут девяносто процентов людей под этой “радостью”, и, как видишь, никому от этого не плохо.
Макишима не был идиотом и вполне понимал, что держит в руках, и что стоило бы послать незнакомца со всеми его предложениями очень далеко, но тот же внутренний чертик, который вынудил его остаться в клубе, снова подал голос, утверждая, что ничего страшного не произойдет. Юске еще раз бросил сомневающийся взгляд на незнакомца, а потом закинул таблетку в рот. Резкий кислый вкус заставил его поморщиться, но не передумать.

Макишима прекрасно понимал, где находится, и что происходит, но не мог и шагу ступить, его ноги словно принадлежали кому-то другому. Голова кружилась, а от духоты помещения начинало тошнить, в горле пересохло, сердце в груди стучало как сумасшедшее. Кое-как поднявшись на ноги, держась за стойку, Юске попытался выбраться из клуба, но едва не упал, запнувшись о несуществующую неровность пола. Если бы не чужие сильные руки, подхватившие его перед самым приземлением, то падения было бы не избежать.
- Ох, простите, наш друг, кажется, перебрал. Мы его заберем, - незнакомый голос доносился до Макишимы словно через слой ваты, и, переборов слабость, он обернулся на того, кто поддерживал его. Парень был незнакомым, но рядом с ним стояли еще трое, и одного из них он помнил. Тот самый тип, что всучил ему таблетку. Наверняка это именно она виновата в его нынешнем состоянии. Его вели к выходу, придерживая за плечи с двух сторон. Парни о чем-то говорили, но Юске не прислушивался, он пытался сказать, чтобы его отпустили, но даже язык отказывался ему служить, выдавая лишь невнятное мычание. А вот чужие руки, скользящие по бокам и заднице, наводили на совершенно не радостные мысли. В таком состоянии с ним можно делать все, что угодно, и он даже сказать ничего не в силах. Уж лучше бы та дрянь, которую он проглотил, и сознание затуманивала, тогда было бы не так мерзко, и можно было бы утешить себя тем, что он просто не понимал, что делает.
- Давай-давай, двигай ножками, тут не далеко, - выдохнул ему на ухо один из парней. Макишима прикусил щеку с внутренней стороны, надеясь, что боль поможет ему хоть немного прийти в себя, но он даже не ощутил укуса, только металлический привкус крови на языке дал понять, что сжать зубы ему все же удалось. Было не столько страшно, хоть и не без этого, сколько обидно, что он так глупо попался по собственной глупости. Словно малолетняя школьница. Если бы он мог хотя бы немного контролировать свое тело, то попытался бы отбиться, пусть против четверых не маленьких парней шансов на успех не так уж много, но это лучше, чем безропотно позволить каким-то ублюдкам поиметь себя. Судя по всему, они шли к парковке, и Макишима уже почти успел по-настоящему испугаться.
- Куда-то торопитесь? - Насмешливый голос и почти неприкрытая угроза в глазах парня, возникшего прямо перед процессией, ведущей Юске, заставили его вздрогнуть. И задуматься о том, какие еще неприятности сулит ему этот вечер.
- Агон? Что ты тут забыл? - Один из парней, держащих Макишиму, отпустил его и шагнул вперед, но Юске готов был поклясться, что тот чертовски напуган. Оптимизма такая реакция не внушала.
- Тебе отчитаться пришел, мусор - язвительности в голосе стало еще больше, и теперь уже можно было со всей уверенностью сказать, что парни напуганы.
- Спокойно, нам не нужны сегодня проблемы. Мы уже уходим, видишь он перебрал малость, надо отвести домой, - Юске встряхнули демонстрируя насколько он “пьян”.
- Если не нужны проблемы, то я сейчас забираю его, а вы валите куда собирались, - тот, кого назвали Агоном, усмехнулся.
- Ты…
- Я, - почти миролюбиво согласился Конго, быстрым движением отталкивая от Макишимы второго “сопровождающего” и подхватывая готового упасть без опоры Юске. Тот уже окончательно перестал понимать, что происходит и чего ждать дальше. Спаситель казался ему куда большим источником проблем и угроз, чем те четверо. Хотя, циничная часть сознания заключила, что если уж ему все-таки грозит быть изнасилованным, то пусть это лучше будет один человек, нежели сразу четверо. Макишима безвольно повис в руках Агона и попытался отпихнуть его и хоть что-то сказать, но ни того, ни другого у него не вышло. Хотя, этого типа он, вероятнее всего, не смог бы оттолкнуть, даже не находясь под действием колес.
- Тихо, не дергайся, ничего я тебе не сделаю. Сейчас, - в голосе его слышалась ухмылка. Конго поудобнее перехватил свою ношу и обвел взглядом четверых притихших парней. Связываться с Агоном они явно не хотели, и тот, хмыкнув, направился обратно в клуб. Не самая хорошая затея, но, во-первых, у него еще были там дела, а во-вторых, тащить полу-вменяемого парня куда-то еще казалось не лучшей затеей. Тот явно был напуган, хотя и не особо демонстрировал это, но Агон давно научился смотреть сквозь приросшие намертво покерфейсы. Среди его знакомых не было людей с душой на распашку.
Агон заметил Макишиму почти сразу, как только тот вошел в клуб, и тогда же заинтересовался им. Конго и сам не мог бы ответить на вопрос, что такого было в этом парне, что он постоянно притягивал его взгляд, но вопросами Агон и не задавался. Он привык брать желаемое, не смотря ни на что, и этот случай не должен был стать исключением. Даже тот факт, что намеченная цель была не одна, мало на что влиял, зато отметал вопрос об ориентации. Как минимум би, а значит проблем не будет.
Помещение клуба встретило их шумом и мельтешением человеческих тел, словно огромный муравейник. Макишима зажмурился, он уже давно пожалел, что вообще пришел сюда и что не ушел сразу после разговора с Тодо. Возвращаться обратно совсем не хотелось, к тому же, все еще было не понятно, чего ожидать от этого странного типа. Агон подвел его к одному из столиков, стоящих вдоль стен, и отпустил, позволяя свалиться на диван. За нишей их почти не было видно с танцпола, зато все помещение просматривалось отлично. Юске судорожно сглотнул, ощущая как по спине побежали мурашки от страха. Макишима с трудом немного приподнялся, стараясь усесться ровнее, и в этот раз ему удалось. Видимо, действие наркотика постепенно ослабевало, но теперь это вряд ли имело значение. Одного взгляда на Агона было достаточно, чтобы понять, что от него отбиться не удастся, даже будучи в хорошей форме. Конго обернулся на Макишиму и, увидев его выражение лица, насмешливо ухмыльнулся.
- Сиди тут, я скоро вернусь, - Юске вздрогнул, но кивнул. Как будто он мог куда-то уйти в таком состоянии. Агон вернулся через несколько минут и протянул парню бутылку воды. Макишима попытался взять ее, ощущая, как язык липнет к зубам от жажды, только сейчас он заметил это. Наркотик уже начал его отпускать, но слабость еще слишком сильно давала о себе знать, и он выпустил бутылку из рук. Конго моментально подхватил ее и, усмехнувшись, сел рядом с Юске, помогая ему напиться. Гадкое чувство собственной беспомощности снова ударило по мозгам.
- Черт! - Макишима привычным жестом взъерошил свои волосы и прикрыл глаза рукой.
- Полегчало? - Хриплый голос Конго легко перекрывал грохот музыки, хотя говорил он не громко.
- А должно? - тоскливо протянул велосипедист, опираясь локтями о низкий столик и опуская на руки голову. Головокружение уже почти прошло, но ему не хотелось шевелиться и смотреть по сторонам. Пусть уж лучше все происходящее и дальше кажется ему паршивым сном.
- Вот уж мусор, не в состоянии даже рассчитать дозу, которая вырубит на нужный срок, - хохотнул Агон. А Макишима со странным спокойствием осознал, что, пожалуй, вот этот вот тип вполне может рассчитать и не такое.

Вода…

Макишима резко поднял голову, оборачиваясь к Агону. Внезапная мысль даже отодвинула на задний план новый приступ слабости и головокружения. Конго рассмеялся, настолько явным был вопрос в глазах парня. Было время, когда он тоже развлекался подобным образом, но это быстро наскучило Агону, не особо интересно трахать бесчувственное тело. Даже когда сопротивляются, и то приятней.
- Я тебя ничем не накачивал, - Конго покачал головой. - Нет нужды. - Его ухмылка не сулила Юске ничего хорошего, но странным образом почти успокоила.
- Чего ты от меня хочешь? - Макишима чувствовал себя все лучше и лучше, но только физически, а вот морально ему все еще было и страшно, и обидно. Он при всем желании не мог заставить себя поверить в то, что этот жуткий тип спас его просто по доброте душевной. Юске, конечно, совершенно не знал Агона, но одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять, что филантропия в списке его личных качеств не значится.
- Тебя, разумеется, - самоуверенность Агона бесила и подавляла одновременно. Макишима снова взъерошил волосы, пытаясь скрыть за этим жестом все лишнее. Где-то в глубине души он уже почти смирился, что этот вечер закончится для него очень печально.
- Мое мнение интересует?
- Только тебя, - хмыкнул “спаситель”, отвлекаясь на зазвонивший телефон. Макишима не понимал, что творится в голове у этого парня. Если он собирался просто поиметь его, то к чему все эти расшаркивания с приведением его в чувства и разговоры? Если хочет убедить его переспать с ним по хорошему, то явно старается недостаточно. Даже идиот сейчас не поверил бы в то, что Конго Агон - хороший парень. Он словно давал Макишиме выбор: пойти с ним по хорошему или по плохому. Пожалуй, в обычной ситуации Юске выбрал бы вариант “по плохому”, потому что он сулил хоть какой-то шанс избежать нежеланной связи. Но сегодня судьба явно вознамерилась за что-то ему отомстить, потому и подослала именно Агона, от которого за версту веяло опасностью. Юске отчетливо понимал, что дергаться бесполезно, во всяком случае сейчас. Да и если подумать, насиловать его, кажется, все же не собираются, так что, может и имеет смысл просто расслабиться и плыть по течению? Он же теперь свободен. Макишима не сдержал смешок. Даже сейчас, в такой ситуации он еще умудряется продолжать переживать из-за расставания с Тодо.
- Зачем тебе это? - Спросил Макишима, как только Конго положил трубку.
- Потому что хочу, - этот парень искренне забавлял Агона, ему нравилось наблюдать за его реакциями и поведением. Давно уже он не имел дел с самыми обычными людьми своего возраста. Общие дела с Хирумой и футбол, вот и все, чем занимался Конго, развлечения соответственно искал в тех же кругах. Макишима словно диковинный зверек, не очень понятный, но от того только еще более интересный, привлекал и будил желание изучить. Впрочем, Агон не сомневался, что уже к утру все очарование этого зверька перестанет иметь значение, так всегда бывает, когда ему внезапно чего-то хочется, стоит только получить желаемое, и интерес пропадает.
- Идти уже можешь?
- Куда? - Макишима нервно сглотнул, чувствуя сухость во рту, и в этот раз она была вызвана уже не наркотиком.
- Ко мне, - Конго хмыкнул. - Но в принципе, если хочешь, можем и здесь все устроить. - Агон наклонился к Юске, отодвигая в сторону его длинные волосы и слегка прикусывая шею. Макишима вздрогнул и испуганно уперся руками в грудь парня, желая оттолкнуть. Ему было страшно идти куда-то с этим незнакомцем, но заниматься сексом в окружении такой толпы народа казалось еще хуже. События стали развиваться слишком быстро, окончательно выбивая почву из под ног Макишимы. Конго, проигнорировав попытку сопротивления, обхватил его за талию и притянул ближе к себе, настойчиво целуя.

А ведь недавно казалось, что хуже уже не будет…

Макишима еще раз безуспешно дернулся и тихо всхлипнул от безнадежности, захватывающей его. Плакать он, разумеется, не собирался, но буря эмоций требовала хоть какого-то выхода. Никогда прежде он не думал, что окажется в такой ситуации, что будет тихо сидеть и смиренно позволять делать с собой все, что угодно, будучи не в силах защититься. Но Агон отстранился, не выпуская, однако, его из объятий.
- Тише, не пугайся, тут я ничего делать не буду. Если не выведешь, - Агон не собирался насиловать парня в полном смысле слова, даже пугать особо не хотел. Тот и без того был перепуган дальше некуда, хотя, по его виду это и было слабо заметно. Но, сидя так близко, Конго чувствовал его дрожь и учащенное дыхание, видел большую часть его мыслей как на ладони. Макишима был ему действительно интересен, и кроме вполне понятного желания трахнуть было что-то еще. Пожалуй, если бы не это “что-то”, то Агон завалил бы его прямо тут, благо, в служебных помещениях клуба были подходящие комнаты, доступ к которым имели некоторые посетители. Но ему не хотелось так просто взять желаемое, хотелось растянуть удовольствие и еще немного понаблюдать за неведомым зверьком.
Юске выдохнул, стараясь успокоиться, и неуверенно кивнул на это сомнительное заявление.
- Меня тоже не заводят свидетели, - хмыкнул Конго и раздраженно цыкнул на вновь зазвонивший телефон. Макишима перевел дух, когда Агон отошел куда-то, рыча в трубку что-то непонятное. Мелькнула шальная мысль сбежать, пока он занят, благо, ноги уже вполне слушались своего хозяина, но неведомая сила, именуемая то ли страхом, то ли глупостью, придавила его к дивану, не позволяя даже встать. Пока Юске был занят борьбой с самим собой, Агон успел вернуться и теперь все с тем же непонятным весельем разглядывал его.
- Так что? Идешь? - Вроде и вопрос задал, а ощущение такое, будто приказал. Впрочем, так оно и было, конечно.
- А у меня есть выбор? - слабо огрызнулся Макишима, поднимаясь на ноги и с радостью ощущая, что теперь может двигаться самостоятельно. Пусть даже теперь толку от этого и не много, но все равно приятно. Даже как-то спокойнее стало.
- Разумеется, - Агон паскудно оскалился. - Здесь тоже есть комнаты. Не люкс, конечно, но нам хватит.
Юске передернул плечами и отвел взгляд, на языке вертелся вопрос о том, как часто и в каких ситуациях Агон пользовался этими комнатами, но он предпочел промолчать, решив, что лучше ему этого не знать. Пока этот тип ведет себя относительно по человечески, можно сделать вид, что всё в порядке, и причин для страха нет.

В кабину лифта Агон Макишиму буквально втолкнул, сразу же прижимая к стенке и требовательно целуя, на ощупь нажимая кнопку нужного этажа. От неожиданности Юске растерялся и сразу ответил на поцелуй, чувствуя как сильные горячие руки сжимают его талию. Ощущение оказалось абсолютно непривычным и удивительно приятным. Но не настолько, чтобы заставить его потерять голову. Юске все еще прекрасно понимал, что они находятся в лифте, и их могут увидеть. Ему и самому казалось странным переживать из-за подобной ерунды в такой момент, но тем не менее он уперся руками в грудь Агона, изо всех сил пытаясь его оттолкнуть. Но Конго не позволил ему, с рыком он перехватил его запястья и прижал их к стене над головой парня, еще сильнее вжимая того в кабину лифта. За темными стеклами очков Юске теперь мог разглядеть звериный блеск безумных глаз, и ему снова стало страшно. Теперь даже сильнее, чем прежде, потому что тогда в клубе вокруг них было море людей, и это дарило некое успокоение. А здесь и сейчас он остался наедине с этим странным и жутким парнем. Правда, чего именно он боялся, Макишима не знал, как-то всего и понемногу.
- Нет, стой! Подожди! - Он дернулся, пытаясь вывернуться, не обращая внимания на тщетность попыток.
- Тише! - Агон сжал его так, что не то, что пошевелиться, а даже дышать стало трудно, и Макишима замер в его руках испуганным зверьком. Его сердце загнанно билось уже где-то в горле, а глаза начало неприятно щипать, но слез не было. И на том спасибо.
- Не надо… - глупая и бессмысленная попытка, Юске самому стало тошно от своих слов.
- Тише, - повторил Конго, чуть ослабляя хватку. - Не бойся. Я не сделаю тебе ничего плохого. Просто расслабься и плыви, ты пьяный и обдолбанный, тебе все можно. Смотри на это как на обычную глупость, а уже утром я отправлю тебя домой. - Хриплый голос Агона вливался в сознание Макишимы, успокаивая и заставляя подчиниться, полностью ломая сопротивление.
Действительно, почему нет? И плевать, что пьяным Макишима не был и в самом начале, а остатки дури выветрились еще по дороге… Агон снова поцеловал его и на этот раз Юске позволил ему творить, что вздумается, окончательно сдаваясь. У него никогда не было никого кроме Тодо, но Агон был совсем не похож на Джинпачи. Он был гораздо агрессивнее и смелее. В его действиях не было ни капли осторожности или трепетности, но больно он не делал, и это позволило Юске окончательно расслабиться и поплыть. Резкий звяк лифта, оповещающий о том, что они добрались до нужного этажа, немного отрезвил парня. Но Агон не собирался давать ему передышек, ненадолго оторвавшись от его губ, он вытащил его из лифта и втолкнул в квартиру. Подобная бесцеремонность странным образом нравилась Макишиме, ему больше не хотелось сопротивляться, и даже так и не ушедший до конца страх только подогревал ощущения. Юске уже сам прижимался к широкой груди Агона, позволяя тому стаскивать с него рубашку по дороге к спальне. Остатки контроля летели к чертям, и он буквально растворялся в знакомых, но таких непривычных ощущениях. Чужая власть не давила, а снимала ответственность, давая возможность делать все, что угодно, и просто наслаждаться. Кусачий поцелуй в шею и твердые пальцы, потирающие соски, заставили Макишиму подавиться стоном, горя в возбуждении. Если с Тодо ему было просто приятно, то в руках Агона он пылал, сходя с ума и желая большего. Все более или менее связные мысли вылетали из головы, оставляя только желание.
- Агон… - Юске и сам не знал, что хочет сказать, но его поняли.
- Да, детка, сейчас все будет, - Агон наслаждался не только процессом и податливым гибким телом в своих руках. У него сносило крышу от шального блеска в глазах Макишимы и от того, как он отчаянно цеплялся за его плечи, от того, как он стонал и стискивал зубы, когда было особенно приятно или жался к нему, когда становилось чуть больно. Агон сел на кровать и потянул Макишиму вниз, одновременно с этим расстегивая свою ширинку, в штанах уже давно было слишком тесно, и стоило бы поскорее перейти к основному блюду, решая эту проблему. Но Конго все еще хотелось потянуть момент. Он никогда не думал, что не очень опытный любовник сможет так повлиять на него и довести до такого состояния.
- Давай, иди сюда, порадуй меня…
Макишима опустился на пол перед Агоном, следуя за его руками. Конго запустил пятерню в длинные волосы, чуть сжимая и подталкивая голову Юске к своему напряженному члену. Замешкавшись лишь на пару секунд, парень открыл рот, впуская горячий твердый член, плотно обхватывая его губами и проводя языком по стволу. Агон прикрыл глаза, не сильно дергая за волосы и вынуждая брать еще глубже, но пока не навязывая темп. Юске закрыл глаза, пытаясь побороть внезапное смущение, но от этого ощущения стали только ярче. Никогда не думал, что это всерьез может нравиться, но сейчас чувствуя, как горячий твердый ствол скользит между его плотно сжатых губ, очерчивая языком выступающие вены, ощущая тянущую боль от руки в волосах и едва успевая дышать, Юске понял, что возбуждается еще больше. Сбившись с ритма он выпустил член изо рта и немного отстранился, чтобы перевести дыхание прежде, чем вернуться к своему занятию, но Агон потянул его наверх поднимая на ноги. Целуя и слегка прикусывая кожу на животе он освобождал его от остатков одежды. расправившись с последними мешающимися тряпками он усадил Макишиму к себе на колени проводя руками по обнаженной спине, спускаясь ниже, сжимая ягодицы и ловя новый стон. Парень уже явно был готов к продолжению. Дотянуться до тумбочки, в которой лежала смазка, не составило труда. Юске вздрогнул, когда холодные от геля пальцы коснулись его ануса и плотнее прижался к Агону, вцепился в его плечи, снова начиная волноваться и дрожать, но теперь это уже не могло ничему помешать. Они оба хотели продолжения, и Макишима старался расслабиться, впуская в себя сразу два пальца. Ощущение было немного болезненным, но почему-то вместо неприятия его прошила волна удовольствия. Словно вот эта легкая боль была тем, чего ему не хватало всю прежнюю жизнь. Второй рукой Агон надавил ему на поясницу, вынуждая прогибаться и прижиматься еще сильнее. Макишима безуспешно пытался сдерживать стоны, уткнувшись лицом ему в шею, опаляя ухо горячим дыханием. Это пока всего-лишь пальцы, но уже сейчас ему казалось, что сойдет с ума от переполняющих его чувств, если остановится хоть на секунду. Юске даже не понял, что произошло, вот только что он сидел на коленях Агона, сгорая от желания, и не в силах даже пошевелиться в железном кольце рук, а в следующую секунду он уже лежит на кровати прижимаясь щекой к прохладному покрывалу и чувствует у своей задницы совсем не пальцы. Агон входит резкими мелкими толчками, каждый раз безошибочно ловя момент, когда Макишима немного расслабляется. Юске больно и до одури хорошо одновременно, он кусает губы и комкает руками покрывало, уже не пытаясь сдерживать стоны. Сам толкается на встречу чужому члену, наплевав на боль. Ему хочется еще больше, еще сильнее и немедленно. Но сильные руки на бедрах не позволяют ему своевольничать, поглаживая и сжимая до синяков.
- Тише, детка, не торопись, - рычит Агон, облизываясь и склоняясь над ним, кусая за плечо. Горячая жаркая теснота сводит его с ума, невыносимо сложно сдерживать себя и не войти одним движением. Парень под ним смог бы принять его и так, но тогда ему стало бы слишком больно, а Конго не хочет причинять боль. Он хочет и дальше смотреть как Макишима под ним сходит с ума с от желания, требуя большего, и едва не захлебывается стонами. Но желание уже невыносимо и, выпрямляясь, Агон плавным движением входит до конца. Юске выгибается, приподнимая голову и исторгая умопомрачительный стон, сжимает Конго так, что ему приходится прикусить язык, чтобы не кончить в тот же момент.
- Живой? - Агон снова склоняется к парню, прихватывает зубами мочку уха и легонько оттягивает ее. Руками он в это время оглаживает его дрожащие бедра тем самым убеждая расслабиться.
- Да…
- Тогда терпи, сейчас будет больно, - Конго сжимает пальцы на бедрах Макишимы, вынуждая его оставаться в одном положении, и начинает двигаться. Терпеть дальше нет сил и он немного отпускает себя. Юске все еще сильно сжимает его, но не мешает, только жмурится и стонет еще громче, сильнее прогибаясь в спине. Отдаваясь полностью.
- Нет, не больно, - шепчет он через несколько сладких минут и от этого хриплого, сквозь стон, шёпота у Агона окончательно отказывают тормоза. Он рычит, скалится как дикий зверь и увеличивает темп, яростно вколачиваясь в податливое, покорное его желаниям тело. Не видя и не чувствуя ничего кроме собственного наслаждения и парня под собой точно так же сгорающего в этом пламени.
- Больше не могу… - просит Макишима, его трясет от желания кончить, но прикоснуться к себе он так и не решается. Но Агон слышит его и парой резких движений руки доводит до разрядки, сам кончая следом.
Голова словно набита ватой, и Юске едва понимает, что происходит, он снова не может ничего сказать, ни пошевелиться, но сейчас слабость сковывающая его приятна. Его тело все еще сотрясает мелкая дрожь отката, и он только прикусывает и без того истерзанную губу, когда Агон аккуратно выходит из него. Конго чувствует себя выдохшимся, но абсолютно по-идиотски довольным и удовлетворенным, словно только что получил то, за чем гнался долгое время. Он укладывается рядом с Макишимой, позволяя тому подкатиться к нему под бок, и даже укрывает их обоих покрывалом. Времени до утра еще много и, пожалуй, стоит повторить разок… или два. Но чуть позже, когда парень рядом с ним немного отдохнет.

@темы: Eyeshield 21, Yowamushi Pedal, Конго Агон, Макишима Юске