16:01 

Дурное влияние 4 глава

Sola neko
Хочу гулять под своим небом!
Название: Дурное влияние
Автор: In3tegra
Бета: Xeyza
Фандом: Eyeshield 21
Персонажи: Хирума/Сена
Рейтинг: R
Тип: Слэш
Жанры: драма
Размер: Мини
Статус: в процессе
Описание: Вся жизнь - игра. Все люди – пешки. А чувства – пустая трата сил. Хирума не стремится что-то менять в своей жизни.
Только один час на поле Сена может быть собой, по-настоящему свободным. Но жизнь ведь тоже сродни игре, нужно только научиться читать правила.
Посвящение: Хэй-тян, все тебе, спасибо за помощь)))
Публикация на других ресурсах: Только с моего разрешения.
Примечания автора: Возможно рейтинг чуть вырастет.

Первая, вторая глава, третья глава

Глава 4. Грабли бьют не всегда в лоб, у некоторых ручка короче...

1.

Дни летели один за другим так быстро, что Сена не успевал их осознавать. Каждый его день теперь был под завязку забит учебой и тренировками. Хирума снова начал приходит в клуб, и хотя тренировки по прежнему вел Добуроку, они больше не были легкими. Учителя тоже, словно сговорившись, стали задавать слишком много домашних заданий и устраивать внеплановые контрольные, которые Сена сдавал не иначе как чудом. Времени больше ни на что не оставалось и встретиться с Марко Сене так и не удалось, хотя он честно пытался выкроить время. Как-то даже задумался о том, чтобы отпроситься с тренировки, но быстро отбросил эту мысль, в красках представив, что сделает с ним капитан, если узнает зачем Сене выходной. Да и игра приближалась крейсерской скоростью, они должны победить во что бы то ни стало, а значит нужно тренироваться еще усерднее. Марко и сам не проявлял особой активности, только присылал вечерами редкие сообщения ни о чем. Хакушу тоже готовились к игре, и Сена понимал, что у его парня забот ни чуть не меньше, чем у него. И все бы было ничего, если бы не дурацкие мысли и сны, которые теперь посещали Кобаякаву почти каждую ночь. И каждый раз в них был Хирума. Каждый такой сон был волнующим настолько, что проснувшись Сена еще долго не мог успокоиться и перестать думать об увиденном. Для себя он уже решил, что все дело тут в том, что капитана он видит каждый день, а Марко только на выходных, а в последнее время и того реже. К тому же мысли о сексе это ведь совершенно нормально. Не нормально только то, что его сознание выбрало странный объект для этих мыслей. Но наверняка все придет в норму, как только Сена увидится с Рейджи. Просто он слишком устал и слишком много думал о Хируме из-за всех этих событий с фотографиями и шантажом. Было бы здорово поговорить обо всем с кем-нибудь, но не с кем. Не станет же он в самом деле рассказывать Мамори о подобном, а уж посвящать в детали своей личной жизни еще кого-то было бы и вовсе верхом безумства. Сене и самому было не просто смириться со своей ненормальностью, а другие и не будут пытаться, а просто отвернуться от него и все станет как было до его прихода в Деймон. Этого Сена допустить не мог ни при каких обстоятельствах. Ведь именно из-за этого он даже согласился на участие в безумном плане Хирумы.
Хирума Йоичи. Он был словно везде, в школе Сена натыкался на него едва ли каждый раз, как выходил из класса. Во время тренировок он был самым ярким и шумным пятном на поле, против воли притягивая взгляд и внимание. После школы он был в мыслях Сены. Кобаякава честно пытался отвлекаться и думать о чем-то другом, но это было равносильно тому как - не думать о белой обезьянке. Чем больше стараешься отвлекаться, тем больше внимания обращаешь. К тому же Айшилду не давали покоя подозрения, что капитан снова вляпался в какую-то историю. Очень уж они с Мусаши были мрачными и снова кучу времени проводили переговариваясь о чем-то наедине. И странное поведение Хирумы заметил не только он, Мамори тоже поглядывала на Йоичи с тревогой и даже несколько раз пыталась узнать все ли в прядке. Но Хирума не был бы Хирумой, если бы позволил кому-то так просто совать нос в свои дела. Впрочем, и тревожиться за него было глупостью, демон и сам в силах справиться со своими проблемами. Сена убеждал себя в этом каждый раз, напоминал чем закончилась его прошлая, первая и наверняка последняя, попытка помочь капитану. Но дурацкое сердце продолжало замирать в тревоге каждый раз, как он думал о том, что Йоичи может попасть в беду.
Бороться с собой вообще очень сложно, а иногда и вовсе не возможно. И не зря говорят, что лучший способ бороться с искушениями и наваждениями это поддаться им. Так и решил Сена, отзывая Мусаши в сторону после тренировки. Хирума был занят, обсуждая какие-то, безусловно, важные вещи с Мамори и, судя по всему, спор их продлится еще очень долго. В общем, момент был почти идеальным. Кобаякава старался не думать о том, что Мусши может просто не захотеть говорить с ним о Йоичи, хотя и был готов к такому исходу. В конце концов, кто он такой, чтобы лезть с дела предводителя ада. Но Такекура терпеливо выслушал неуверенный лепет Сены и даже ответил.
- Как ты думаешь, почему Хирума может позволить себе быть таким какой он есть? Не скрываясь носить и использовать оружие, шантажировать стольких опасных типов? - Обычно Мусаши отмолчался бы, и послал Сену со всеми вопросами к чертяке, но в этот раз решил сделать исключение и поговорить сам. Йоичи слишком неоднозначно относился к Кобаякаве и не желал замечать очевидное. Сена мог быть им полезен, очень. А в данном конкретном случае без него их шансы на успех меньше двух процентов. Хирума категорически не хочет впутывать Сену в свои дела, но рано или поздно он поймет, что им нужен Айшилд и будет лучше, если к тому времени Сена хоть немного будет понимать с чем имеет дело.
- Не знаю… - Сена и правда никогда не задумывался о подобном, принимая все выходки капитана, как нечто само собой разумеющееся. - Это же Хирума-сан… Он умный, сильный…
Сена осекся и покраснел, очень уж двусмысленно в его собственных глазах выглядел такой ответ. К тому же верхом наивности было полагать, что нарушение закона могут простить “за красивые глаза”. Наверняка ведь, Хирума связан с какой-то бандой или чем-то подобным. Сена вообще понятия не имел, чем еще занимается их квотербек кроме американского футбола и шпионажа. Как он живет, почему никогда не было слышно ничего о его семье…
Мусаши с интересом наблюдал за ходом мыслей Сены, отражающемся на его лице словно на табло. И не смог не усмехнуться заметив бурную реакцию парнишки на его же собственное признание. Он так неприкрыто восхищается Хирумой, но кажется и сам до конца этого не осознает. Так же как Йоичи восторгается “золотыми” ногами Сены упорно делая вид, что остальные части тела Айшилда ему не интересны.
- Доходит? Думаешь, что сможешь чем-то ему помочь, если это потребуется? - Такекура не мог не задать этот вопрос. Ему и самому уже стало интересно, что из всего этого может выйти. Сена растет, меняется под влиянием Хирумы и пока еще не очень понятно, в кого он может превратиться в итоге.

2.

- Давай живее, чертов коротышка! - Кричит Хирума, пуская под ноги Айшилда автоматную очередь и едва не швыряя в него секундомером. Этот недоросток едва волочит ноги по полю, и капитана распирает ярость, пожалуй, даже слишком сильная для такого незначительного события.
Сена с трудом может сосредоточиться на тренировке в голове только вчерашний день и Марко. Но Кобаякава честно пытается не отвлекаться и у него бы вполне вышло, но все тело ноет, местами просто невыносимо. Обмундирование, в котором они тренируются, кажется слишком жарким и тяжелым. И пожалуй, если бы не Хирума-сан, который наверняка убил бы за прогул, то Сена предпочел бы сегодня даже в школу не идти, а отлежаться дома в теплой, мягкой постельке. При мысли о постели на него снова накатывают воспоминания, заставляя заливаться ярким румянцем, который наверняка не остался незамеченным. От этого Сена смущается еще больше и падает спотыкаясь о мелкую ямку.
- Какого черта ты творишь? - Хирума уже не кричит, но от этого только еще больше не по себе, и стоит он слишком близко и смотрит внимательно. Сена хочет отвернуться или сбежать, но бежать от снайпера не разумно, как говорится, умрешь уставшим.
- Простите… - Не может же Кобаякава сказать правду. Да и оправдываться перед демоном никогда не имело смысла.
Хирума видит, что креветка едва таскает ноги, видит, как ему тяжело и вполне догадывается о причинах этой тяжести. Если абстрагироваться от всего кроме игры, то его это злит. Если копнуть глубже, то бесит настолько, что руки чешутся пристрелить коротышку, чтобы не мучиться самому и не мучился он. О причинах этой злости Хирума старается не думать, просто потому, что это лишнее. Не все знания одинаково полезны. Да и психовать особых причин нет, до игры у них еще полно времени, чтобы Айшилд перестал путаться в ногах. А сам факт того, что он переспал с Марко… Это вполне логично учитывая, что они встречаются. Странно скорее другое, то что это произошло только сейчас. Йоичи незаметно прикусывает язык, чтобы удержать ядовитый комментарий и отходит к лайменам, что-то они слишком расслаблено толкают снаряды.
Сена переводит дух и медленно поднимается, понимая, что казнь откладывается на неопределённый срок. На то, что совсем ее избежит парень и не надеется, все равно он не сможет нормально тренироваться, а значит все-таки доведет капитана. Одна надежда на доброту душевную Хирумы-сана, что он поймет, что Сене плохо и просто сделает вид, что не замечает его. То есть надежды нет никакой.
Превозмогая слабость и усталость, Сена берет себя в руки и все-таки бежит положенные круги. Ветер бьет в лицо остужая горящие щеки и помогает на время выкинуть из головы все посторонние мысли. Но вот разминка заканчивается и приходит черед отработки тактических приемов и пасов. Кобаякава готовится героически умереть на благо американского футбола и родной команды, но его планы нарушает Хирума.
- Чертов коротышка, сгинь на скамейку, только под ногами путаешься, - рычит он, даже не глядя на Айшилда. И Сену будто ледяной водой окатывает. Уж лучше бы капитан кричал и злился, чем вот так просто отправил отдыхать, как будто и знать его не желает. Обычно как бы Хирума не злился, он никогда не выставлял игроков с поля, а в своей личной манере пытается мотивировать на выполнение задачи или просто нагружал вдвое больше обычного. Это тяжело, но показывает, что демону не все равно. В общем-то Сене должно быть все равно, он даже радоваться должен, что его мучения окончены, только вот почему-то совсем не радостно. Ощущение премерзкое, как будто он сделал что-то ужасное. Непонятное чувство вины на время заглушает все остальные эмоции, и Кобаякава послушно отправляется на лавочку под дерево на краю поля.

3.

- Не будь идиотом, Хирума. Ты лучше меня понимаешь, что своими силами ты к нему в дом не попадешь. Все окружение Кисараги знает тебя в лицо и знает, чем ты для него занимаешься, - голос Мусаши доносится приглушенно из-за двери, и Сена замирает перед входом в раздевалку. Он думал, что сейчас там никого нет и наделся немного потренироваться в одиночку раз уж утром ничего не вышло, спортивная форма лежала в шкафчике. Подслушивать разговоры этих двоих было чревато, но Кобаякава не мог заставить себя уйти и упустить шанс узнать, что же происходит с Хирумой. Не смотря на обилие всех прочих переживаний, тревога за капитана так и не отпускала его.
- Плевать. Что-нибудь придумаю, первый раз, что ли? Это и есть моя задача - делать невозможное, - отмахивается Йоичи, сжимая в руках автомат. Ген прав, и он это понимает, но выход, предложенный Такекурой, не выход. Слежка за подельником Кисараги это не тоже самое, что сбор компромата на оборзевшего от собственной власти и безнаказанности политика или бизнесмена.
- И что ты собираешься делать, если не сможешь попасть в дом? - Мусаши начал раздражаться.
А Сена все так же стоял под дверью и жадно ловил каждое слово семпаев, он пока не очень понимал о чем идет речь. Но услышанного было вполне достаточно чтобы понять, что он все-таки не ошибся и у демона проблемы. Вспомнился разговор с Мусаши.
- Доходит? Думаешь, сможешь чем-то ему помочь, если потребуется? - Мусаши серьезен, как впрочем и всегда. Сена молчит не зная, что ответить на этот простой, в сущности, вопрос. Хочется горячо заявить, что разумеется сможет и поможет все чем сможет, но здравый смысл напоминает, что это не так-то просто. И дело даже не только в том, что Сена просто пустое место по сравнению с Хирумой, у него нет ни ума, ни силы, ни смелости, ни изворотливости капитана. Но это еще и очень опасно. Ввязаться в дела Хирумы, это все равно что шагнуть в тень, где темно, страшно и обитают полчища злобных тварей и нет ни какой гарантии, что потом удастся снова выбраться к свету. Мусаши хмыкает и разворачивается чтобы уйти, чего-то такого он в принципе и ожидал. Сена не настолько глуп, чтобы не понимать глубинной сути вопроса и того что его ждет по ту сторону ответа. Но его останавливает решительный голос.
- Не знаю. Не думаю, что на это можно дать ответ вот так ни с того ни с сего. Но я точно знаю, что, если смогу чем-то помочь Хируме-сану, то я не смогу спокойно стоять в стороне.

- Никто не отменял радаров, буду следить со стороны, по старинке, пока не представится возможность проникнуть в дом, - Йоичи и сам был не доволен таким вариантом и понимал чем это грозит им, но другого выхода видеть не хотел.
- Тогда ты не сможешь участвовать в следующей игре, а без тебя нам не победить. Как бы ты ни готовил команду играть в неполном составе, без тебя шансов нет, - припечатал Мусаши. Он знал насколько важно стало для Хирумы попасть на Кристмас Бол и не мог смириться с тем, что друг так просто откажется от этой маленькой радости, одной из немногих, что мог себе позволить.
Сена обомлел и приблизился к двери еще больше, не желая упустить ни единого слова. Он не мог поверить в то, что не ослышался. Играть без капитана? Это невозможно. И даже не потому, что Хирума мозг команды. Просто, победа так важна только потому, что они идут к ней все вместе. А если с ними не будет того, для кого она важнее всего, то какой тогда во всем смысл? Айшилд не представлял себе футбол без их адского стратега.
- Ладно, давай прямо, - вздохнул Хирума. - Ты предлагаешь мне убедить креветку шпионить за отцом его друга? Нашего коротышку, помешанного на морали и честности? Якудза. Да он и слово-то это скорее всего только по телеку слышал. Нельзя отправлять туда того, кто не понимает во что ввязывается. А даже если и поймет, ты же понимаешь, что ему не по силам провести Камукуро.
- Ты сможешь прикрыть его, как делал это в прошлые разы. И я не думаю, что Сена настолько безнадежен, - Мусаши был неумолим. Он видел все выкладки Хирумы по этому делу и вполне мог сопоставить детали. Кобаякава был идеальным диверсантом, как раз потому, что никак не связан с преступностью и уже довольно давно общается с сыном объекта.
Айшилд отступил назад, пытаясь переварить только что услышанное. Новая информация просто не помещалась у него в голове. Он мало что понял, но страшное слово “якудза” сделало свое дело и Сена решил, что на сегодня с него довольно потрясений, он развернулся и тихо ушел от раздевалки. Ему определенно нужно было подумать. Сам факт того, что он собирался об этом думать уже ужасал Кобаякаву, потому что он понимал, что любой нормальный человек, услышав такое, должен бежать как можно быстрее и дальше. И пожалуй, именно так он бы и поступил, если бы не другие слова, о том что Хирума не сможет участвовать в матче. С каких пор футбол стал для него ценнее собственной безопасности? Нет. Не футбол стал ценнее. Ценной была гордость в глазах капитана, гордость за него, Сену, за его достижения и рост. Внимание Хирумы, которое можно получить только делая невозможное и отбрасывая все страхи и сомнения.

4.

- Иди сюда, - Марко обнимает Сену за талию, утягивая к себе на колени и целуя шею. Кобаякава смещается, краснеет, но не пытается отстраниться. Прикосновения и поцелуи Марко слишком приятны, к тому же они ведь встречаются и любят друг друга, а значит все так как и должно быть. Робкое и невнятное ощущение не правильности происходящего Сена уже в который раз списывает на ненормальность их отношений и заталкивает в самый дальний угол сознания. Он счастлив и ему очень хорошо с Рейджи, так к чему думать обо всякой ерунде и сомневаться? К тому же, только так ему удается полностью избавиться от дурацких снов с участием Хирумы.
Сена уже знает, что потом будет не так здорово и скорее больно, чем приятно, но это будет потом. К тому же разве может быть иначе? Удовольствие то он получает, но он же не девушка, а значит все нормально.


- Хренова креветка! - Громкий вопль Хирумы выдергивает Сену в реальность и заставляет едва не присесть от испуга.
- Простите! - Сена трясет головой, стараясь выкинуть из нее все посторонние мысли и понимает, что позже ему здорово достанется от капитана. Уже который раз он вместо тренировки витает в облаках или едва таскает ноги по полю. После того первого раза, когда Хирума отправил его на скамейку, Сена пообещал себе, что будет тренироваться как следует. Но одно дело решить что-то сделать, а другое сделать на самом деле. Мысли его сами то и дело уплывали к Марко и их встречам, а на лицо наползала дурацкая улыбка абсолютно счастливого человека, коим Сена себя и ощущал в последние дни. Но он был уверен, что во время игры подобного не произойдет, и он будет собран и сосредоточен. А недостаток внимания на тренировках он восполнял самостоятельными занятиями в свободные вечера.
- Какое к черту “простите”! Долго ты еще собираешься изображать подстреленную черепаху? Если тебе так нравится эта роль, то я тебя на самом деле подстрелю, чтобы у тебя хоть оправдание было! - Хирума был зол. По-настоящему зол. Сена видел его таким всего пару раз, но тогда эта злость была направлена не на него. Сейчас Кобаякаве следовало бы серьезно испугаться, но почему-то не получалось. Внутри него шипела веселыми пузырьками и искрилась радость, перебивая все прочие чувства.
- А у меня оно и так есть, - буркнул парень прежде, чем успел прикусить язык. Капитан зверел буквально на глазах.
- Твоя личная жизнь меня касаться не должна. Мне плевать с кем ты трахаешься и что еще делаешь, но если ты и дальше из-за этого будешь подставлять команду, то… - Йоичи осекся не закончив фразу. Глаза коротышки уже стали размером с блюдо каждый и теперь в них начало проявляться что-то не понятное, чего никогда раньше не было. Словно бы Сена злился всерьез, по-настоящему. Не той креветочной злостью, которую показывал иногда.
- Вот именно, Хирума-сан, вас это касаться не должно! - Сена и сам не понял, что случилось, но почему-то слова капитана задели его так сильно, что вся радость погасла и захотелось абсолютно по девчачьи разреветься. - Вы и так уже достаточно сделали!
Сена не очень понимал, что с ним происходит и что его расстраивает, поэтому высказывал самые явные причины, скорее для себя самого, чем для Йоичи. Он даже забыл, что на поле они не одни и если Хирума говорил достаточно тихо, то сам Сена голоса не сдерживал и на них уже поглядывали. Если бы не Мусаши, взявший на себя роль капитана и заставлявший ребят не отлынивать от тренировки ради редкого шоу, то уже вся команда собралась бы вокруг них, ловя каждое слово.
- И что же я по-твоему сделал? - Опасно прищурился Йоичи. Его бесила вся ситуация в целом и этот разговор в частности. Он не собирался выяснять отношения или в чем-то обвинять Айшилда, он уже решил, что не будет вмешиваться до тех пор пока Сена сам не поймет, что идиот. Но сейчас эта решимость таяла, как лед под жарким солнцем. Сколько еще эта чертова креветка будет действовать ему на нервы своими выходками? Такими темпами он даже играть не сможет, и тогда команда лишится сразу двух ключевых игроков. Если он проиграют следующий матч, то с мечтой о Рождественском Кубке будет покончено навсегда, тут у них второго шанса и третьего места уже не будет. Хирума анализировал ситуацию быстро и не медля принимал решения, но сейчас сомневался. Если он откроет коротышке глаза сейчас, то скорее всего к матчу тот уже возьмет себя в руки и будет играть как следует. С Айшилдом даже без Хирумы у них еще будет шанс победить.
- Те фото! Вы ведь солгали, что не знаете, откуда они и что не причастны к этому! Это просто верх подлости!
Хирума даже оторопел на секунду. Нет, он ожидал вспышки на эту тему, но ждал ее гораздо раньше и уже почти было решил, что Сена не поверил Марко. Злость, удушающей волной поднялась из глубин сознания, подталкивая Йоичи к решению.
- Фото говоришь? - прошипел Хирума, хватая Сену за руку и с силой стискивая. - Пошли со мной.
Кобаякава моментально растерял весь праведный пыл и только теперь по-настоящему понял, что разозлил демона. Но пугаться все равно как-то не выходило. Он скорее недоумевал, едва поспевая за размашистыми шагами Хирумы.
- Куда мы идем? - Сена обернулся на недоумевающую команду, которую уже никакие окрики Мусаши не могли заставить вернуться к прерванным занятиям. Еще бы! Капитан буквально убежал посреди тренировки и утащил с собой игрока, которого пару минут назад, кажется, готов был сожрать со всем потрохами.
- Увидишь, - Йоичи не собирался больше разговаривать с этим недоразумением. Вместо этого он пытался сообразить, где в это время суток можно найти вторую причину его головной боли и как устроить так, чтобы эта встреча оказала благотворное влияние на явно свернувшиеся мозги коротышки. По всему выходило, что искать Марко нужно, где-то в школе, до которой еще нужно было добраться и желательно поскорее пока Йоичи не прибил кого-нибудь. Кого-нибудь совершенно конкретного.
Благо такси попалось быстро и таксист оказался сговорчивым, хотя, вероятно, тут не малую роль сыграл автомат, который все еще висел за спиной капитана дьявольских летучих мышей.

Пробраться в Хакушу оказалось настолько легко, что Сена даже не понял, как это произошло. Хирума все еще полыхал сдерживаемой яростью и успокаиваться, кажется, абсолютно не собирался. Кобаякава наконец немного испугался, правда, не мог сказать чего именно. То ли злости капитана, то ли того, что он мог сделать Марко. Предугадать ход мыслей Йоичи не дано никому, так искренне считал Сена. А сейчас он мог только считать, потому что понять не мог ничего вообще. Все происходящее попахивало абсурдом, слишком быстро и не понятно сменяли друг друга события. Поэтому, даже увидев через окно в клубной комнате Марко обнимающего какую-то девушку Сена не сразу поверил глазам. Решив что просто немного рехнулся от сумасшедших выходок Хирумы. Да и вообще, обнимает и что с того?
- Смотри, - оказывает последний вопрос Сена задал вслух, и Хирума снизошел до ответа. Йоичи даже не надеялся на подобную удачу, он рассчитывал, что придется приложить не мало усилий, чтобы заставить коротышку увидеть этих двоих. А оказалось, что фортуна снова решила сыграть на его стороне.
- Кто это? - Сена медленно обернулся к капитану, но почти тут же вернул взгляд к окну. Марко и девушка о чем-то разговаривали и Рейжи довольно развязно обнимал ее, а она только улыбалась, игриво отпихивая парня. Через приоткрытое окно было слышно, что они о чем-то разговаривали, но слов было не разобрать.
- Это его девушка. - Жестко припечатал Хирума, наконец начиная остывать. Сейчас ему уже на казалось столь хорошей идеей вывести динозавра на чистую воду. Реакция Сены была непредсказуема, а значит и направить ее в нужное русло не выйдет.
- А… У него нет девушки… - Сена решил, что ослышался, но разум его уже поверил в слова капитана. Да и то, что он видел подтверждало их. Просто подруг так не обнимают.
- И сказал тебе об этом, разумеется, он сам, - не стал сдерживать ехидства Йоичи. Правильно он поступил или нет покажет время, а сейчас переигрывать что-либо уже поздно. Оставалось только надеяться, что хотя бы зачатки мозгов у креветки все же есть, и теперь он все поймет.
- Но… - Сена отвернулся к окну, не желая встречаться взглядом с Хирумой. Он пока не понимал, что чувствует и как к этому относится.

- Почему? Глупость какая! Потому, что я тебя люблю, - улыбается Марко, обнимая Сену и ласково проводя подушечками пальцев по пунцовой от смущения щеке парня. - Ты что не веришь мне?
- Верю…


Верил. Наверное. Сена делает еще шаг к окошку, ему жизненно необходимо услышать о чем говорят в комнате и ни о чем другом он в этот момент не думает. А парочка как раз переместилась к столу находящемуся рядом с окном.
- Сколько ты еще собираешься играть в эту игру, Марко? Я уже устала от всего этого. К тому же это как-то чересчур даже для тебя, - девушка в очередной раз отпихнула Рейджи и недовольно нахмурилась.
- Столько сколько потребуется, Мария. Сколько потребуется. Я хочу раздавить Деймон еще до матча, только так мы наверняка выиграем у них, - Марко улыбался и лез целоваться, но снова был оттолкнут.
- Меня это раздражает. Бесит, что мой парень играет в любовь с другим парнем! В конце-концов ты мог подослать к нему кого-то! Не говоря уже о том насколько это низко и подло! - Мария резко вскинула голову. - Я надеюсь ты хотя бы не спал с ним?
Сена вздрогнул на этих словах и вжал голову в плечи, теперь он был абсолютно уверен, что Хирума не врал и в прошлый раз, когда дал понять, что фото были делом рук Марко. Ему хотелось как можно скорее уйти отсюда, вернуться домой, закрыться в комнате, забиться в самый темный угол и не выходить оттуда никогда. Кобаякава впервые испытывал такие чувства. Ему было не только больно и обидно, но и безумно стыдно. Как бы над ним ни издевались прежде, такого унижения он не испытывал никогда. А хуже всего было, то что все это видел и слышал еще и Хирума, который хоть и молчал пока, но непременно еще выскажется. Если бы Сена обладал такой силой, то сейчас он бы сделал так, чтобы земля под ним разверзлась и поглотила его. Совершенно глупые и пафосные фразы, вычитанные когда-то в книгах или услышанные по ТВ в передачах, которые смотрит Мамори лезли в голову, мешая ясно мыслить.
- Разумеется нет! Не говори ерунды, дорогая. Я люблю только тебя и ни за что не стал бы изменять даже ради такой цели… - Взгляд Марко упал за окно и он резко замолк.
- Сена?! - Рэйджи был действительно удивлен, меньше всего он ожидал увидеть здесь Кобаякаву, они ведь не договаривались о встрече.
- Что… что все… - Сена не мог выдать ничего оригинальнее, его словно кипятком ошпарило, ноги сделались ватными, а пересохшее горло едва могло выдавливать из себя слова.
- Что все это значит? - Марко вздохнул, беря себя в руки, и проводя ладонью по лицу. - Вот же глупость, так проколоться… Даже обидно немного. - Усмехнулся он.
- Это и есть тот парень? - Мария открыла окно полностью и оглядела Сену. Хирума в этот момент шагнул за угол и остался незамеченным, влезать в эту сцену он не собирался. - Ну теперь то ты можешь со всем этим покончить?
- Разумеется, теперь нет причин продолжать спектакль, - Марко улыбался той самой открытой, но чуть хитрой улыбкой, которую так любил Сена. Он вел себя так будто ничего особенного, достойного внимания не происходило. Впрочем, для него, наверное, так и было.
- Марко? - Сена чувствовал себя жуком, барахтающимся в грязи. Более мерзкого ощущения он и представить не мог. Он понимал, что нужно что-то сказать или сделать, но понятия не имел что. Слезы подкатывали к глазам и только усилием воли и не желанием унижаться еще сильнее Сена сдерживал их.
Хирума наблюдал за всем происходящим и ждал развязки, когда уже коротышка наконец скажет хоть что-то и его можно будет забрать. Конечно, по-хорошему стоило вообще уйти сразу, как привел его сюда, но Йоичи не мог заставить себя бросить Сену одного в такой ситуации, хотя и понимал, что помочь ничем не сможет. Такие проблемы нужно решать самостоятельно и чужое вмешательство сделает только хуже. Но сейчас, глядя на Сену, Хирума понимал, что хуже сделать вряд ли возможно. Почему-то унижение Айшилда воспринималось им как свое собственное. Словно это его обманули и смешали с грязью.
Нужно было прекращать этот фарс. Выдохнув, Йоичи вышел из своего укрытия.
- Все, хватит, шоу окончено, а этого клоуна я забираю с собой, - Хирума не собирался сейчас разбираться с Марко, хотя безусловно и просто так спустить на тормозах все это он не позволит.
- О, Хирума! Ну, надо же, как я сразу не догадался чьих это рук дело, - Марко расплылся в улыбке. - Пришел спасать Сеночку? А я все ждал, когда же ты придешь за своей принцессой.
- Умолкни, рептилия, - вяло огрызнулся Хирума. Как же ему не хотелось ввязываться сейчас, сложно было подобрать более неподходящее время.
- Ну что ты? Зачем же так грубо? Мы просто немного повеселились, совсем нет причин так себя вести. Правда же Сена? - Марко кривлялся, Хирума злился, а Сена мечтал убежать на темную сторону луны, чтобы даже случайно больше никогда не показываться людям на глаза. Кобаякава судорожно втянул воздух, так что получился почти всхлип. Хирума недовольно рыкнул, а потом расплылся в настолько приветливой улыбке, что Рейджи передернуло.
- Ты прав, для раздражения совсем нет причин. К тому же я тоже весьма неплохо развлекся наблюдая за собой, - улыбка Йоичи превратилась в оскал. - Результаты моих увеселительных изысканий я пришлю завтра, а то больше половины фоток еще сырые.
Хирума проследил за тем, как померкла улыбка Марко от осознания его слов и только потом уверенно потянул Сену за руку, вынуждая идти за собой.

5.

Всю обратную дорогу до школы они провели в молчании. Сена бездумно смотрел в окно машины и переваривал случившееся, а Хирума молча наблюдал за ним и заодно чуть-чуть пытался разобраться в себе. Его слишком сильно задело унижение коротышки. И он чрезмерно остро реагирует на все, что связано с Сеной. Так или иначе, но с этим нужно разобраться пока он не начал делать глупости, как какая-нибудь влюбленная креветка. Хирума вообще отрицал возможность любить кого-то кроме себя, потому что только такая любовь может быть полностью взаимной и искренней.
К тому моменту, как они вышли из такси, Сена уже немного успокоился, хотя буря эмоций в душе так и не улеглась, но теперь он мог нормально думать и говорить. Где-то очень глубоко в душе он даже испытывал что-то сродни облегчению, что все закончилось. Но пережитое унижение причиняло боль, которую было не унять так просто. Хотелось что-нибудь сломать и поплакать или отомстить или… Сена не мог до конца разобраться в этих чувствах. Он сам не заметил, как они дошли до школы и очнулся только на пороге холла. Занятия уже закончились и в здании не было ни души. Зачем Хирума привел его сюда Сена не понимал, но понимал, что хочет кое-что узнать у него, только не знал как начать разговор. Впрочем Хирума заговорил первым.
- Что, мелочь, болит? - Хирума с каким-то странным удовольствием разглядывает несчастное и злое лицо Айшилда. В первые коротышка так зол, у него лбу написано неоновыми буквами о том, что хочет отомстить за обиду. Скорее всего для него это чувство тоже в новинку.
- Раз хочешь мести, значит, не болит, - Йоичи отвел взгляд и выдул огромный пузырь из жвачки. - К тому же ты еще не дорос, чтобы с Марко тягаться, так что не рыпайся, чертова креветка. Все проходит.
Сене показалось, что за этими словами стоит нечто большее, как если бы Хирума точно знал, о чем говорит. Но думать об этом он сейчас не мог и не хотел.
- Хирума-сан, ты знал? Ты с самого начала все знал! Почему ты... так… - Было сложно понять злится Сена или расстраивается, и того и другого в его глазах было много. На взгляд Хирумы даже слишком много. Возможно не стоило поступать так, но теперь уже не переиграешь. Да и вообще с каких пор он на нанялся в телохранители всякой безмозглой мелочи?
- Почему? А как надо было? Отвести тебя за ручку в тихий уголок, накормить конфетами и гладить по головке пока ты будет переваривать суровую правду? - Йоичи чувствовал себя не уютно под таким больным взглядом Кобаякавы и от этого бесился еще больше. Хотелось пристрелить его, чтобы не мучился, но вместо этого он продолжал слушать лепет Сены и даже честно старался быть помягче в формулировках.
- Нет, но ты же мог сказать, - Сена и сам не понимал, что его так задевает. Задевает именно в действиях Хирумы, как будто он обязан был остановить, защитить… Что за глупость? С чего бы капитану это делать, он ведь уже однажды предупреждал и даже защитил по-своему. Второй раз на эти грабли Сена прыгнул уже осознанно и по своей воле. Но обида на Хируму душила не меньше, чем вся ситуация в целом, а от его равнодушия хотелось биться головой об стенку, причем долго и со вкусом.
- Я и сказал, первый раз. Или ты считаешь, что я обязать везде ходить за тобой хвостом и оберегать от всего хренового, что может произойти? - Хирума смотрел так словно его и правда интересовал ответ. - Если ты не можешь принять неприятную правду до тех пор, пока она не пнет тебя под зад, то это только твои проблемы. А у меня стоит ограничение на режим феи, исполняю желания и предсказываю будущее только один раз в одни руки, а потом чудеса оплачиваются по тарифу.
- А для тебя все измеряется личной выгодой? Ничего и никогда нельзя сделать просто так или потому, что это было бы правильно, да?! Ты просто бессердечный ублюдок! Ты бы хоть в словаре посмотрел значение слова “человечность”, - Сена понимал, что его заносит и что не стоит так разговаривать с Хирумой, но его уже несло на волне обиды и боли от предательства, и он не мог остановиться. А Хирума мрачнел все сильнее с каждым словом, и, казалось, еще немного и он начнет испускать молнии и лучи смерти. Зарычав, Йоичи в два шага подскочил к Сене и отвесил ему затрещину, он во что бы то ни стало должен был заткнуть эту мелюзгу. Айшилд вскрикнул и отшагнув назад от удара запнулся обо что-то и упал. Хирума нависал над ним и как никогда был похож на демона, Сена даже по-настоящему испугался, казалось такой Хирума вполне способен убить.
- Человечность? Правильно? Это такие мартышки, как ты, всю жизнь сидящие под юбкой у мамочки и до самой женитьбы не способные оторваться от сиськи, можете рассуждать о чести и совести. Потому, что ни думать, ни выбирать вам никогда не приходится, только рассуждать и ждать пока придет кто-то бессовестный, бесчестно вытащит вас из дерьма и вернет на ручки к мамочке. Да пошел ты со своими соплями и рассуждениями! - Хирума не кричал, но его злой тихий, отчаянный голос был во сто крат страшнее любых воплей и выстрелов. Сена еще никогда не видел его таким, кажется он задел своими словами что-то такое, что задевать ни в коем случае было нельзя.
- Хирума, хватит. Остынь! - Мусаши словно из ниоткуда появился за спиной демона и положил руку ему на плечо, заставляя отодвинуться от перепуганного парнишки.
- Убери лапы! - Йоичи моментально вскинулся на Гена, но продолжать не стал, просто развернулся и ушел. А Сена судорожно вздохнул, почти всхлипнул, поднял глаза на Такекуру и увидел там осуждение, и немой упрек.
- Ты и правда считаешь его бесчувственным ублюдком? Даже не смотря на то, что он помогал тебе, даже после того как ты его предал? - Мусаши совсем не хотелось заниматься вправлением мозгов этим двоим, но если им не помочь, то случится что-нибудь непоправимое. Сена проехался по самой больной мозоли Йоичи и тот вряд ли ему это простит. Даже ему.
- Предательство? - Сена во все глаза уставился на Мусаши, не понимая о чем тот говорит. Когда это он кого-то предавал, а уж тем более Хируму?
- Ты поверил Марко, а не ему, для Хирумы этого достаточно. Он не простой человек, но от своих принципов не отступается. И не будет спасать утопающего, если тот сам не захочет быть спасенным, - Мусаши и сам понял это далеко на сразу. Чаше всего доброта Хирумы выглядит, как изощренная пытка или месть, но иначе он просто не умеет. Вернее не хочет уметь, Йоичи не нужны благодарности или признание, он просто поступает так, как считает правильным. И он не из тех, кто встретив у реки голодающего станет ловить для него рыбу, швырнуть в него удочкой и не более того, чтобы ками-сама упаси кто-то не заподозрил его в доброте.
- Я… я не думал об этом так… - Сена опустил голову. - Я просто хотел доказать ему, что сам могу…
А что он может? Или что доказал? Только лишний раз подтвердил, то какой он слабак, способный поверить в любую сладкую ложь. Если Хирума что-то и ценит в людях, то это точно не их слабости и не умение доверять.
- Я просто, хочу его понять. Но не понимаю, - Сена и раньше об этом думал. С самой их первой встречи ему было интересно, что же творится в голове неугомонного капитана. Почему он говорит и делает одно, но на самом деле оказывается, что все не так как выглядит. Он только претворяется злодеем или же притворна его доброта? Какой Хирума на самом деле?
- Хирума не нуждается в понимании, ты можешь либо принять его таким какой он есть, либо держаться настолько далеко насколько получится. Не стоит его идеализировать. Безразличие для него единственная безопасная форма отношений с людьми. А вот его забота может быть очень болезненной, но решать нужно ли это тебе, можешь только ты. - Мусаши вздохнул и развернулся к выходу. Он высказал все что хотел, а дальше от него уже ничего не зависит. Сена, если и привязан к Хируме, то они существуют в параллельных вселенных, это просто чудо, что им удалось пересечься и еще большим чудом будет, если они смогут сосуществовать. Хотя в такие чудеса Ген не верил, Сена хороший, домашний мальчик, у которого впереди целая счастливая, безопасная жизнь, семья, друзья, работа. А Хирума дикий волк, потрепанный жизнью и обозленный на людей, и он не хочет быть другим. Он отрицает саму возможность получить хоть немного тепла или заботы от другого человека, он просто не позволит такому случиться. Хотя Такекура и хотел бы, чтобы это было не так, ему было больно наблюдать за тем как его друг сам загоняет себя в яму и кусает каждого, кто хотя бы подумает о том, чтобы протянуть руку. Даже Мусаши и Куриту Хирума подпустил настолько близко, чтобы стать друзьями, только потому, что они не пытались вытаскивать его, а сами пошли за ним. Пока Йоичи верит, что не нуждается в других людях, переубедить его не получится. Возможно Сена единственный кто смог бы показать Хируме дорогу наверх, но хватит ли у него для этого смелости и мотивации? Будь Мусаши сам на месте Айшилда, то послал бы ядовитую колючку далеко и надолго. Просто не смог бы его понять.

6.

- Эй, Хирума, к тебе сейчас подходить то можно? - Мусаши нашел друга в клубной комнате. Как ожидаемо, всегда когда случалось что-то неприятное Йоичи приходил сюда и сидел в одиночестве, усмиряя свой гнев.
- Если пришел рассказывать мне какой я злодей, то не стоит.
- Я что на идиота похож?
- Бывает временами, - хмыкнул Хирума, закидывая ноги на стол и прикрывая глаза.
- Ну, значит сегодня попытаюсь прикинуться умным, - усмехнулся Такекура, усаживаясь напротив. Говорить о случившемся Ген не собирался, в его сочувствии Хирума нуждался еще меньше, чем в понимании.

@темы: Eyeshield 21, фики

URL
   

Дневник бродячей кошки

главная