12:16 

Айшилдфик

Sola neko
Хочу гулять под своим небом!
Название: Дурное влияние
Автор: In3tegra
Бета: Xeyza
Фандом: Eyeshield 21
Персонажи: Хирума/Сена
Рейтинг: R
Тип: Слэш
Жанры: драма
Размер: Мини
Статус: в процессе
Описание: Вся жизнь - игра. Все люди – пешки. А чувства – пустая трата сил. Хирума не стремится что-то менять в своей жизни.
Только один час на поле Сена может быть собой, по-настоящему свободным. Но жизнь ведь тоже сродни игре, нужно только научиться читать правила.
Посвящение: Хэй-тян, все тебе, спасибо за помощь)))
Публикация на других ресурсах: Только с моего разрешения.
Примечания автора: Возможно рейтинг чуть вырастет.




Глава 3. Пляски по садово-огородному инвентарю приводят к неожиданным открытиям

1.
- Эй, Сена! Ты слышал уже, что Хирума-сенпай отменил тренировку на сегодня. Добуроку-сенсей куда-то исчез. А Хирумы и Мусаши-сана вообще в школе нет. А еще я слышал, что сегодня будет внеплановый тест по математике, и Мамори-сан какая-то задумчивая, - Сена даже замедлил шаг, пытаясь переварить весь ворох информации, вываленной на него Монтой. Но самым главным в этом были тест и отсутствие в школе Мусаши и Хирумы. Если эти двое пропали вместе, значит, наверняка, у них снова какие-то неприятности. Кобаякава чувствовал тревогу за друзей, несмотря на то, что считал: нет таких проблем, с которыми не справился бы их штатный демон. С тех пор как Хирума заставил его помогать ему со сбором компромата прошло уже два дня, и за это время они едва парой слов обменялись, и почему-то Сена чувствовал себя брошенным. Конечно, глупо было даже думать о том, что Йоичи посвятит его в какие-то свои дела только потому, что Сена однажды участвовал в его затее. Да и зачем ему было лезть в дела Хирумы, Сена не знал. Можно подумать, у него своих забот мало, тест вон по математике, а он к нему не готов совершенно.

Еще ни один учебный день в жизни Сены не был настолько длинным и невыносимым. Казалось, что каждый урок растянут сегодня на три часа, и даже перемены тянулись невыносимо медленно. Возможно виной тому было отсутствие тренировок, обычно в каждую свободную и не очень минуту Хирума гнал команду на поле или в тренажерный зал. Возможно Кобаякава не мог успокоиться из-за того, что Мамори и правда вела себя необычно, судя по всему, это продолжалось уже пару дней, а он только сейчас обратил внимание. Но что гораздо вероятнее, хотя Сена и старался всеми силами гнать от себя эту мысль, причина, по которой уроки превратились в китайскую пытку, заключалась в коротком сообщении пришедшем утром. Марко сказал, что хочет встретиться и о чем-то поговорить. Еще вчера Айшилд был твердо уверен, что больше никогда не будет встречаться с Рейджи наедине, и уж тем более он не станет с ним разговаривать. Но теперь его уверенность не просто поколебалась, а зашаталась, словно при десятибалльном землетрясении, и рухнула, как не бывало. Не смотря на очевидность его вины, Сена не хотел верить, что Марко мог использовать его, ему было просто не зачем. Да и фото Хирума ведь нашел в Сейбу, мало ли как так могло получиться, возможно Рейджи на фото вышел не четко просто потому, что не он был мишенью. Придя к такому выводу, Сена судорожно набрал ответ, пряча телефон под партой, и теперь после уроков они должны были встретиться в парке недалеко от станции.

2.
В последние дни у Хирумы было совсем мало свободного времени, и ему совсем некогда дотошно следить за игроками своей команды, как он делал это обычно. Впрочем, особых проблем они и не приносят, правда, есть все же одна креветка, присматривать за которой необходимо всегда. По-этому, Йоичи не может оставить без надзора Айшилда и не может придумать ничего лучше, чем поручить это ответственное задание Дзюмондзи и ха-ха братьям. Впрочем, в основном Кадзуки, потому что от остальных толку немного, из всей троицы мозги достались только одному. Он даже заинтересовался, с чего бы ему следить за Сеной, выглядел он при этом очень заинтересованным и упрямым. Но демон успокоил его, соврав, что за коротышкой охотятся какие-то отморозки, которые, в принципе, не опасны, но не стоит пускать все на самотек. Куроки такой ответ вполне устроил, и он заступил на вахту. Изначально Хирума совсем не рассчитывал на то, что от братьев будет реальная польза, хорошо, если они просто не позволят малявке влипнуть еще в какую-нибудь ерунду. Но он ошибся, Дзюмондзи оказался довольно толковым и наблюдательным сыщиком. Увидев креветку утром, он сразу заметил, что с ним что-то не так, и даже усмотрел связь его настроения с тем, как судорожно Сена сжимал в руках телефон, отправляя кому-то сообщение. Даже умудрился как-то выяснить, что Кобаякава собирается встретится с кем-то после школы в парке. Сам он вмешиваться не стал, а, как и требовал Йоичи, позвонил ему и рассказал о том, что происходит и что узнал.
Хирума думал недолго, только встреча с Марко сейчас могла так перетряхнуть коротышку. Нормальный человек бы не захотел даже разговаривать с тем кто предал его, но Сена был из другого теста. Он не умеет верить в предательство до тех пор, пока ему прямо об этом не скажут, и никакие косвенные улики не убедят его. Ко всему прочему, видимо, там все-таки было что-то большее, чем эксперимент, очень уж печальным выглядел коротышка все это время. Если бы он ничего не чувствовал к Марко, то ему было бы плевать. Да и Рейджи не такой простой противник, во всяком случае, Айшилду он точно не по зубам. На поле он бы его обошел, но жизнь вне игры идет по другим правилам, и с ними у Сены явные проблемы.
Как бы там ни было, Хирума решил, что эту встречу ему стоит проконтролировать лично, чтобы в случае чего вовремя успеть вытащить креветку из ловушки, которую Марко безусловно подготовил. Этот тип так просто не отступится от своего, поэтому, когда Сена приблизился к парку, там его уже поджидал Йоичи, не попадаясь, однако, на глаза. Вмешаться он собирался, только если в этом возникнет необходимость. Парочка встретилась возле ворот, и дальше уже Марко и Сена пошли вместе. Напряжение между ними висело такое, что казалось можно руками потрогать, коротышка дергался и нервничал. А Марко очень убедительно разыгрывал беспокойство и непонимание. Хирума и сам бы, наверное, усомнился в его вине, если бы не был так уверен в собственной правоте. В отличие от Сены, он умел смотреть в лицо фактам, даже очень неприятным.
Они забрались довольно далеко, прежде чем, наконец, остановились. Хирума обошел парней стороной и остановился возле беседки, там его скрывали деревья и густая тень, но место было не самым удобным, потому что оттуда, где он стоял, было не слышно ни единого слова. Впрочем, слышать Йоичи было и не нужно, все было более чем очевидно. Чертов реликт что-то втирает коротышке, а тот едва не ревет, слушая его, но не похоже, чтобы он был расстроен. Гребаный Марко извиняется и убеждает малявку, что он ни в чем не виноват и что фотографии были не его рук делом. Попытка подставить Кида и стравить его с Хирумой провалилась, и теперь Рейджи пытается провернуть что-то еще. Ни один идиот не поведется на такое, ни один, кроме Сены. Этот сопляк слушает ящерицу, открыв рот, и верит, мать его, каждому слову. Внезапно Марко обнимает Кобаякаву, и тот вместо того, чтобы оттолкнуть, сам тянет лапы к мерзавцу и прижимается к его груди. Хирума раздраженно шипит, чувствуя, как в груди поднимается нечто душное и темное. Хочется пристрелить обоих, чтобы под ногами не путались. У него и без того проблем столько, что глаза по утрам открывать не хочется, а теперь еще возиться с коротышкой, чтобы глупостей не наделал. Просто поговорить - не вариант, этот недоумок и слушать ничего не станет, а начнешь шантажировать, вообще неизвестно к чему придешь. Хирума задумался о том, что, возможно, стоит оставить все так, как есть, и просто подождать. Если первого звонка для Сены недостаточно, то, может, если позволить ему нырнуть в дерьмо, то быстрее дойдет. Конечно, это скажется на его способности играть, какое-то время, пока не отпустит, будет изображать раненую улитку. Но это лучше, чем постоянно бегать за ним, оберегая от потрясений. Покрутив мысль так и эдак, Хирума пришел к выводу, что это будет наилучшим выходом. Душевные потрясения идут только на пользу таким идиотам, выбивают из головы всякую наивную дурь и заставляют открыть глаза. Чертова креветка слишком привык прятаться то под юбкой Анезаки, то в тени Хирумы. Пора выкинуть птенчика из гнезда, и если не расшибется на смерть, значит есть смысл возиться и дальше. Мусаши не одобрил бы, но его тут не было, и он не знал того, что знал Йоичи. А то, чего он не знает, ему не навредит, по крайней мере, в данном конкретном случае.

3.
Сена возвращался домой, чувствуя себя окрыленным. Разговор с Марко развеял тучи у него на сердце, а до этого момента Кобаякава даже не подозревал, что возможное предательство парня так сильно давило на него. Возможно останься он наедине с собой с самого начала, то и начал бы страдать, но постоянные усиленные тренировки и беспокойство из-за Хирумы, получившего на него компромат, отвлекали Сену от мыслей о своей любовной неудаче. Ему было просто некогда всерьез остановиться и подумать об этом: возвращаясь домой поздно вечером он мог только доползти до кровати и уснуть без сновидений. А теперь жизнь и вовсе казалось прекрасной. Единственное, что отравляло радостный настрой это слова Марко о том, что возможно фотографии были делом рук самого Хирумы, который просто не хотел чтобы игрок его команды был связан с соперником. Сене не хотелось в это верить, но если подумать, то подобный финт был как раз у духе капитана Девил Бетс. Другое дело, что верить в подобное было слишком неприятно, ощущалось сродни предательству, ведь Хирума говорил, что не имеет отношения к фото. Но с другой стороны, даже если Марко был прав, то вряд ли Хирума по-настоящему хотел чего-то плохого, так или иначе, но не смотря ни на что он все же заботится о членах команды. Поэтому Сена решил ничего ему не говорить и сделать вид будто все в порядке. К тому же не важно каким образом, но фотографии все еще были в руках Хирумы, а значит ругаться с ним еще более гиблое дело чем при обычных обстоятельствах. Погруженный в свои радостные и не очень думы, Сена не заметил, как его догнала Мамори и немного испугался, когда девушка цапнула его за локоть, вынуждая остановиться.
- Привет, Сена, ты в последнее время постоянно от меня убегаешь. У тебя все в порядке? - Мамори не могла забыть сцены, увиденной два дня назад и единственная причина, по которой она до сих пор молчала была в том, что она увидела в тот же день позже. В парке рядом с Хирумой Сена совсем не выглядел несчастным, хотя очевидно, что он устал и переволновался. На следующий день Йоичи встретил Анезаки по дороге в школу и довольно прямолинейно намекнул, что если она расскажет Сене о том, что видела его с тем мужчиной, то очень сильно об этом пожалеет. Это была вторая причина ее молчания, но отнюдь не основная. Безопасность Сены стояла для Мамори на первом месте и если бы ей хоть на минуточку показалось, что Кобаякаве угрожает опасность, то защитила бы его не смотря ни на что.
- Прости, Мамо-нее, просто в последние дни столько всего навалилось, что я едва ноги домой доношу. Я вовсе не избегаю тебя, - Сена улыбался так солнечно и радостно, что продолжать тревожиться за него было почти невозможно, но Анезаки старалась. Она знала Хируму намного дольше и понимала насколько неприятным типом он может быть. Вдруг он все-таки что-то сделал Сене, как-то заставил его участвовать в своих темных делишках, а милый Сена просто боится кому-то пожаловаться. Даже Мусаши, которые всегда казался Анезаки очень ответственным и надежным не мог ее успокоить.
- Ты точно уверен, что у тебя нет никаких проблем? - Они уже почти дошли до дома Сены и причин продолжать разговор не было, но не спросить еще раз Мамори не могла.
- Да, все просто отлично! - Сена не лгал, сейчас у него и правда все было превосходно и даже мелкая обида на ложь Хирумы не могла перебить его радости от примирения с Марко.
- Сена, ты же помнишь, что всегда можешь на меня положиться и что ты не должен скрывать, если тебе понадобится помощь? - Анезаки остановилась перед калиткой дома Кобаякавы. Сена никогда не умел лгать и потому не верить ему причин не было, если бы его что-то беспокоило, то он не смог бы улыбаться так искренне радостно.

4.

- Ты какого хрена со мной поперся, чертов старикашка? - Злобно рычит Хирума, передергивая затвор обреза, но на Мусаши это не производит впечатления. Йоичи на взводе, но палить тем более на поражение не станет, а вот оставить его одного будет не хорошо. Свежи еще в памяти моменты, когда его отсюда буквально на себе уносить приходилось. Потому, что Йоичи никогда не мог сдержать свой ядовитый язык, игнорируя здравый смысл. С тех пор, конечно, не мало времени прошло, и Хирума стал по сдержаннее, но ненамного и никогда нельзя было предсказать в какой момент рванет.
- Захотелось, - Мусаши пожал плечами, не отставая не на шаг, говорить правду о том, что просто беспокоится, он не собирался. Хирума и сам это знает, но если озвучить, то точно взбесится. До сих пор он больше всего ненавидит показывать свои слабости и принимать чужую заботу.
- Здесь жди, сунешься дальше, сам тебя пристрелю, - Хирума кинул в Мусаши обрезом и, подняв голову, зашагал к одинокому двухэтажному зданию. Одиноким оно выглядело только из-за фона офисных высоток. По факту, здесь обитала самая большая проблема Хирумы Йоичи, а значит и Мусаши в некотором роде тоже.
Кисараги Коичи - известный удачливый бизнесмен, крупный девелопер недвижимости и владелец холдинга компаний по грузоперевозкам, а на самом деле глава влиятельной группировки, промышляющей контрабандой наркотиков и оружия. Возможно было что-то еще, но Такекура не стремился вникать слишком глубоко, достаточно было и того что знал Хирума. В данном случае многие знания сулили многие беды, а им и без того приходилось не сладко. А возможности вырваться из порочных цепей не представлялось, да и наверное Хирума не так уж хотел вырываться. Этого даже Ген понять не мог, порой складывалось впечатление, что Йоичи вообще ничего не хочет. По сути даже желание победить в Рождественском Кубке принадлежало Курите, а не Хируме. Хирума словно и вовсе не имеет собственных целей и желаний.

- Привет, Йо-тян, ты задержался, - коренастый мужчина сидел, развалившись в кресле, и ехидно улыбался, глядя на закипающего от злости мальчишку. Хирума Йоичи одно из самых удачных его приобретений за последние три года. Парень не по годам смышленный и обладающий уникальным талантом совать нос туда, куда не каждая крыса проскочит. Характер у этого питомца правда был омерзительный, но как показывает практика, дрессировке он хоть и с трудом, но все же поддается.
- И вам здравствовать, Кисараги-хан*, - Йоичи язвительно щурится и не считает необходимым оправдываться за задержку. Вместо этого он бросает в руки мужчины конверт с флешкой и распечатанными фотографиями, но “случайно” промахивается и тот падает на пол под ноги.
- И как ты только до сих пор собственным ядом не отравился? - Насмехается Коичи, жестом останавливая одного из своих помощников, который рвется поставить на место зарвавшегося мальчишку. Кисараги и сам не прочь напомнить парню, кто тут хозяин положения, но опускаться до рукоприкладства пока еще рано. Легко щенок не заткнется, а если наказывать его за каждое проявление упрямства и хамства, то он работать не сможет.
- Не иначе как вашими молитвами, - Хирума душит поднимающуюся в груди черную ярость. Понимает что снова нарывается, что стоило бы заткнуться и вытерпеть эти пол часа унижения, чтобы потом еще несколько недель не видеть этого ублюдка и не вспоминать о нем, но не может. Каждый раз он вынужден как собака по первому свистку бежать к ногам хозяина и таскать ему тапочки в зубах, и это невыносимо. В такие моменты Хирума даже начинает немного сожалеть о том, что так неосмотрительно начал играть с огнем и совать нос в чужие серьезные дела. Шантаж дело, конечно, благородное и удобное, но привлекающее лишнее внимание. Йоичи не повезло обратить на себя взор Кисараги, который увидел в парнишке какой-то выгодный для себя потенциал. И с тех пор Хирума вынужден работать на него, добывая нужную Коичи информацию в обмен на спокойною жизнь. Теперь уже не только свою, но и Мусаши с Куритой, которые зачем-то потащились в это болото следом за ним. Они, конечно, ничего Кисараги не должны, но он знает о них и знает о том, что они помогают Хируме, этого уже довольно, чтобы сделать их мишенью в случае чего.
- Так я жду результатов твоего расследования, - Кисараги переводит взгляд на конверт недвусмысленно намекая на то, кто должен его поднять. - Или ты не справился?
В голосе мужчины звучит нешуточная угроза, и Хирума, скрипя зубами, делает несколько шагов к креслу, поднимает конверт и демонстративно медленно опускает точно на ладонь Коичи. Пожалуй, в следующий раз он положит в конверт гранату.
Кисараги рвет бумагу и высыпает содержимое конверта на кофейный столик перед собой. Работа, как всегда выполнена превосходно, хотя можно было и лучше, но этого более чем достаточно для того чтобы прижать Акутабе Шинске. Акутабе - удачливый политик, любимец народа и имеет все шансы победить на выборах в следующем году. Правда, если вдруг кто-то узнает о том, как он любит коротать свои вечера с малолетними мальчишками, то забыть придется не только о карьере, но и о свободе. Коичи пол года пытался получить доказательства его преступлений, но все впустую. Действовать слишком открыто и напористо он не мог, дабы не вызвать подозрений, а заходы издалека не приносили результатов. Надо было сразу отправить на охоту Хируму, этот прохвост всегда находил лазейку.
- Теперь я уже могу идти, Кисараги-хан? - Хирума все еще удерживал на лице маску спокойствия, хотя в душе все кипело и пылало от желания пристрелить этого подонка и забыть о нем как о страшном сне. Пожалуй, если бы не отношение Коичи к нему, то Хирума был бы даже доволен такой работой, в конце-концов ничего нового он тут не делал. Но сама мысль о том, что его воспринимают как забавную и в меру полезную зверушку на корню убивала все желание сотрудничать.
- Придержи язык, Йо-тян, а то прикусишь, - посоветовал мужчина, убеждая себя не злиться на малолетнего наглеца. - А кто это тебе позировал?
Хирума мысленно чертыхнулся и трижды проклял чересчур любопытного Кисараги. Вот с чего бы ему интересоваться личностью мальчишки на фото?
- Просто какая-то шлюшка из местных, - Йоичи пожал плечами ничем не выдавая возникшего напряжения.
- Шлюшка говоришь? - Коичи мерзко усмехнулся. - Видимо, это какая-то очень ценная шлюшка раз ты так заботливо следил, чтобы она не попала в кадр больше необходимого. Обычно ты не так щепетилен, Хирума. - Как говоришь его зовут?
Йоичи скрипнул зубами и растянул губы в ухмылке. Кто бы мог подумать, что этот чертов ублюдок обратит внимание на такую мелкую деталь. Но большой беды в этом пока не было, опознать по этому фото креветку не смогла бы даже Анезаки.
- Не помню, я что всех окрестных, сучек по именам знать должен? - Йоичи не мог дождаться момента, когда его наконец отпустят, с этой охотой он и так потерял много времени, которое мог бы потратить на тренировки перед игрой с Оджо.
- Думаю тебе понравится следующая работа, - Кисараги подтолкнул к Хируме большой конверт. Йоичи открыл его, внимательно просматривая бумаги, и поднял вопросительный взгляд на мужчину. Обычно тот не давал ему несколько заданий подряд, а значит это что-то серьезное. Плохо.
- Семья Камукуро, Джун - мой давний деловой партнер, но, кажется, он решил заключить пару неудобных сделок за моей спиной. Но доказательств у меня нет. Пока нет. Хоть наизнанку вывернись, но я должен быть в курсе каждого его вздоха. Впрочем, я облегчу тебе задачу, вне дома за ним следят мои люди, а вот в дом они попасть не могут. Ублюдок слишком осторожен, стоит ему только заподозрить, что за ним наблюдают и он уйдет на дно. Так что советую тебе быть очень внимательным, если провалишь это дело, то я буду очень расстроен и кто знает, что я могу сделать дабы улучшить себе настроение. Возможно займусь расширением своего строительного бизнеса, мне тут птичка на хвосте принесла, что есть некая строительная контора, компания Такекура… кажется.
Угроза не шуточная, она повисла в воздухе, протяни руку, и потрогать сможешь, но Хирума не шевелился. Он был прав, задача и правда серьезная. Но что гораздо хуже она потребует слишком много времени и сил. Если нельзя установить жучки в доме значит придется прослушивать снаружи. А значит прощай не только тренировки, но и участие в матче. А если кинуть Кисараги, то пострадает отец Мусаши, а значит и сам Ген.
- Я смогу заняться этим на следующей неделе, - Хирума как ни в чем не бывало закрыл конверт и развернулся чтобы уйти. Не то что бы он рассчитывал, что это сработает, но попробовать стоило.
- Ты займешься этим немедленно. Или ты уже забыл как легко я могу лишить тебя твоего развлечения с мячиком? На директора Деймона у меня куда большее влияние чем у тебя. Один звонок и не только ты, но и вся твоя команда может забыть о турнире. Я ясно выражаюсь? - Кисараги поднялся на ноги и теперь зло щурился, стоя в двух шагах от Йоичи. Не ясно, что его так взбесило, но что мужчина в ярости было очевидно.
- И поумерь свой пыл, щенок. Не забывай с кем разговариваешь, я не собираюсь бесконечно терпеть твои выходки.
- Да пошел ты! Будешь так нервничать морщины появятся, Кисараги-хан, - привычно огрызнулся Йоичи, совершенно не ожидая, что уже в следующую минуту он окажется на полу, чувствуя во рту металлический привкус крови. Провел языком по зубам, кажется все целы, а вот синяк будет красивый. Тряхнув головой, чтобы унять звон в ушах, Йоичи молча поднялся на ноги и направился к двери.

- Эй, Хирума, что случилось? - Мусаши подошел сразу, как только увидел Йоичи, вышедшего на улицу. - Что это?
Ген протянул руку стирая кровь с лица Йоичи и внимательно оглядывая того на предмет других повреждений.
- Все зашибись и не лапай меня, придурок, - рыкнул Хирума, сплевывая кровь на тротуар и резко отталкивая Такекуру. Разговаривать сейчас не хотелось даже с Геном. В голове все еще шумело и тело слушалось с неохотой. Все-таки удар у Кисараги был тяжелый.

Отделавшись от Мусаши, Хирума отправился в школу, сам не понимая, что там забыл. Уроки давно закончились, и все тренировки он пропустил. Но уже подходя к зданию Йоичи подумал, что это неплохая возможность потренироваться самостоятельно и выпустить пар. Разговор с Кисараги и его новое задание вывели парня из себя, а работа требовала вдумчивого и хладнокровного подхода. Нельзя браться за это дело пока кровь кипит и единственное чего по-настоящему хочется - это впустить кишки ублюдку Коичи. Кидать мяч в пустоту показалось глупым занятием, а вот тренажерный зал, пустующий сейчас как и все классы, выглядел неплохой альтернативой. Монотонная деятельность, не требующая особой осмысленности, наверняка поможет ему привести мысли в порядок. Но планам его не суждено было осуществиться: почти сразу после Хирумы в зал пришел Сена. Кобаякава был последним, кого Йоичи сейчас хотелось бы видеть, но выставить упрямую креветку оказалось не так просто. Пока квотребек размышлял стоит ли начать стрелять сразу или сперва попробовать выставить Сену словами, коротышка уже добыл из забытой тут кем-то аптечки пакет сухого льда и теперь протягивал его Хируме. Слава ками хоть глупых вопросов не задавал. Выглядел Сена взволнованным и немного испуганным. Он во второй раз видел кровь Хирумы, обычно даже на поле, во время жестоких матчей квотербек умудрялся обходиться без повреждений.
- Не надо. Какого хрена ты тут забыл в такое время? - Йоичи отвернулся, показывая, что ни разговаривать, ни принимать помощь от всяких малявок он не намерен. Но Сена снова его удивил, вместо того, чтобы признать поражение и сбежать, он сам приложил дурацкий лед к щеке Хирумы, задевая его пальцами.
- Убери лапы, дебила кусок! Какого хрена вам всем так нравится меня лапать? - Зарычал взбешенный таким бесстрашием мальчишка Йоичи и оттолкнул его руку вместе со льдом. Сначала Мусаши со своим сочувствием, теперь Сена с рукой помощи, день становился все противней и противней. Хирума уже начал жалеть, что не пошел сразу домой, там его точно никто не стал бы доставать.
Сена сперва даже отступил на шаг из-за этой вспышки, но потом снова приблизился стараясь не выдавать удивления. Кто эти "все"? Но почему-то Сене казалось, что если он даже просто покажет, что ему любопытно, то Хирума точно его пристрелит. Чтобы там не происходило у капитана он не потерпит такого явного вмешательства. Но не смотря на решимость не лезть дальше в его дела Сена не мог унять разрастающегося беспокойства. Так или иначе Хирума занимается довольно опасными вещами, стоит только вспомнить, что он заставил делать Сену, так что наверное не удивительно, что ему иногда все-таки достается.
- Но Хирума-сан, у вас кровь и нужно приложить лед иначе завтра появится огромный синяк. Если кто-то увидит вас в таком виде, то наверняка обвинят в драке и у всех нас могут быть из-за этого проблемы, - на самом деле возможные неприятности Сену не волновали, уж кого-кого, а Хируму точно никто ни в чем обвинять не станет, не в этой школе во всяком случае. Но почему то Кобаякава хотел помочь капитану, даже не смотря на то что тот кажется и правда солгал ему на счет тех злополучных фото и едва не заставил расстаться с Марко. Причина, конечно, была, все-таки Хирума всегда защищал и помогал всем членам команды и самого Сену он множество раз спасал от неприятностей и хулиганов. Именно Йоичи привел Айшилда в американский футбол и помог ему стать тем, кем он стал. Сена искренне восхищался Хирумой: его умом, силой и стойкостью, и был благодарен за все, что тот делал. Это и есть истинная причина по которой он сейчас не мог уйти, но говорить капитану об этом было бы глупой затеей. Хирума не любил показывать кому-то свои слабости или то, что он сам считал таковыми и благородных мотивов не понимал и не принимал, если только они не были проявлены на футбольном поле.
- Неприятности говоришь? Если не уберешься отсюда через три секунды, то неприятности будут у тебя уже через четыре, - зашипел Йоичи с трудом сдерживая злость. Конечно, теоретически, такая забота должна быть приятной, она показывает, что ты не одинок и есть люди, которым не плевать на тебя и твои проблемы. Только вот для Хирумы подобное отношение было равносильно солнечному лучу для вампира. Он привык все свои проблемы решать самостоятельно и не собирался ничего менять.
Сена упрямо поджал губы и протянул лед не пытаясь, однако, больше своевольничать. Все же ему было здорово не по себе от всей этой ситуации, и Кобаякава сам удивлялся своей безрассудной храбрости. Когда Хирума в таком настроении от него нужно как можно быстрее и дальше, это известно всем в школе. Даже Мусаши и Курита стараются не трогать капитана, когда он так зол. А Сена сдерживает дрожь и продолжает настаивать на своем.
- Хирума-сан, вам стоит научиться принимать помощь от других людей. Не все хотят чего-то добиться помогая вам, иногда помощь это просто помощь, - Пожалуй в любое другое время Сена бы уже давно испугался мрачного аки смерть капитана и сбежал от греха подальше, но в этот раз его одолела смелость. Ощущение было сродни тому, что он испытывал на поле, прорываясь с мячом через линию обороны противника к заветному тачдауну. Хотя Хирума противником не был, он был своеобразным, но все же союзником. А еще Сена хорошо помнил тот вечер, когда помогал капитану создавать компромат и момент в парке, когда он сидел уткнувшись в живот Хирумы, а тот гладил его по голове и не отталкивал до тех пор пока Сена сам не успокоился. Йоичи уже не выглядел злом во плоти, хотя для большинства людей им и являлся. На ум приходила фраза про двойные стандарты, но Кобаякаве было на это плевать, какая разница, чем занимается Хирума, или как он ведет себя с другими, если по отношению к Сене, он добр. Это, конечно, весьма сомнительного сорта доброта, но уж какая есть, другой Айшилд в общем-то и не знал по сути. В отличии от немного унизительной заботы Мамори, которая всегда опекала Сену, избавляя от всех возможных угроз, отодвигая его в сторону, Хирума учил как с этими угрозами бороться и побеждать. Сена быстро учился и теперь хотел добиться того, чтобы капитан признал его прогресс, заметил и возможно даже похвалил. Разумеется слов от него не дождаться, но Айшилд был более чем счастлив изредка ловя на себе взгляд квотербека полный гордости за его успехи.
- Хочешь, чтобы я принял твою помощь? - Хирума поднялся на ноги и нехорошо ухмыльнулся, выхватывая у Сены лед. - Замечательно, давай посмотрим насколько сильно тебе хочется обо мне заботиться. Вон те гантели, двадцать килограмм каждая, бери и поднимай, пока не уронишь я буду держать чертов лед.
Хирума бесился. Теперь ему хотелось не просто выставить коротышку из зала, а заставить его страдать и сбежать, отбросив свое кретинское благородство. Не будь Сена игроком команды Хирума бы, пожалуй, и кое-что похуже сделал. А для коротышки и этого вполне достаточно. Однако Кобаякава не сбежал сразу же, направился к чертовым гантелям и действительно поднял. Хотя вид при этом имел такой словно вот-вот пополам сломается. Хирума усмехнулся и усевшись на мат приложил лед к лицу как и обещал. Йоичи даже интересно стало на сколько креветки хватит. Учитывая, что сорок килограмм он уже давно выжимает, то пожалуй минуты две-три выдержит. Кобаякава снова смог его удивить, он покраснел от напряжения, едва стоял на ногах и руки у него дрожали, но он упрямо продолжал поднимать железки, сверкая восхитительно упрямым взглядом и поджимая губы.
Глядя на него сейчас Хирума даже всю свою злость растерял. Едва ли не впервые он не мог понять коротышку, что им движет? Зачем он так старается из-за подобной ерунды? Конечно он не редко показывает чудеса упрямства и выносливости на поле, но там у него есть мотив и стимул, там это действительно важно. А здесь мелочь убивается из-за сущего пустяка. Даже больше того, Сена так старается из-за него, в то время когда по идее наоборот должен злиться. Креветка помирился с Марко, поверил во всю ту чушь, что динозавр ему наплел, а наплести он должен был много. Хирума довольно давно знал Рейдзи и вполне мог понять и предсказать ход его мыслей. С начала он хотел стравить Хируму с Кидом, заставить их устроить войну друг с другом и у него это даже могло бы получиться. Своих игроков Йоичи в обиду бы не дал, особенно Айшилда, который был ключом к их победе на турнире. Но Кида Хирума знал не хуже и потому не поверил в подлость со стороны капитана Сейбу, тот, конечно, очень жаждал победы, но играть и побеждать он, как и Хирума, предпочитал чисто. После провала этого плана у Марко не было причин продолжать играть с Сеной, если только он не намеревался кинуть камень раздора в команду Деймона. А единственный с кем Сену имело смысл сталкивать лбами так, чтобы это отразилось на игре, был капитан команды. Тут Йоичи даже не нужно было особо напрягаться, чтобы понять, что Марко попытается убедить Кобаякаву в том, что подставил его именно он. Креветка, конечно, не совсем идиот, но слишком наивный и верит всем подряд, он не мог не купиться на ложь Рейджи. А это значит, что либо Марко существенно поумнел и придумал, что-то другое, либо коротышка не повелся на его слова. Во второе поверить было куда как сложнее. Хотя оставался еще и третий вариант, в порядке бреда, что мелочь так привязалась к нему, что готова терпеть и прощать… Для Хирумы не было секретом, что Сена едва ли не в ранг идола его возводит в своем бурном воображении. Постоянно крутится где-то поблизости и упорно привлекает внимание не понятно чего добиваясь. Будь на месте креветки кто-то менее наивный и прямолинейный Йоичи решил бы, что на него запали и довольно умело, не слишком навязчиво завлекают. Но в случае с Сеной такое было невозможно в принципе, если бы это оказалось правдой, то коротышка вел бы себя обратным образом, краснея, бледнея и не смея смотреть в глаза. Он даже перед Марко терялся как девственница в первую брачную ночь, а уж там то причин для смущения было куда как меньше.
- Бред, да… - прошептал Хирума сам себе, не сводя внимательного взгляда с Сены. Кобаякава уже едва на ногах держался, очевидно он слишком перестарался и завтра трижды проклянет этот день.
- Все, хватит! - Рявкнул Йоичи, подскакивая к Сене и заставляя его остановиться.
- Но, вы же сами сказали… - Сена с трудом переводил дыхание и выглядел так словно вот-вот в обморок рухнет. Этого конечно не произошло бы, но Хируме это не понравилось. Он снова злился, правда причина и объект злости пока были не идентифицированы.
- Все я сказал. Видишь держу я этот чертов лед! И все со мной будет в порядке, так что просто сгинь отсюда, - Хирума зашипел, слишком сильно надавив на мешочек со льдом. Ранка на губе снова треснула, и он автоматически слизнул кровь. Сейчас ему нужно было подумать. Подумать о деле, которое задал ему Кисараги, а не о странном поведении коротышки и его причинах. Взгляд Сены с затравленного сменился на зачарованный, он уставился на капитана и его губы с алыми разводами, словно под гипнозом кивнул и на негнущихся ногах направился к выходу. Перед глазами все еще стояло удивленное и взволнованное лицо Хирумы и эта несчастная капелька крови, так ярко выделявшаяся на фоне его бледной кожи. Кобаякава тряхнул головой прогоняя наваждение, он должен был как можно скорее добраться домой и залезть в горячую ванну, потому, что иначе он не только тренироваться завтра не сможет, а и до кровати сегодня не доползет. Как-нибудь попозже он подумает о том, зачем все это сделал и что толкнуло его к Хируме сегодня. Но это будет потом.

5.

- Чиби… - горячий шепот вливается в уши, заставляя дрожать и еще сильнее тянуться на встречу горячим тонким губам и тонуть в зеленых глазах горящих желанием. Сена видит свое отражение в зрачках капитана и протяжно стонет от плавного, тягучего движения. Внутренности скручивает в узел от острого возбуждения и удовольствия.
- Хирума-сан… - Сена рывком тянется к капитану…
И просыпается от удара об пол. За окном уже светло, а часы говорят, что он уже опаздывает в школу. Но вместо того чтобы начинать собираться, парень продолжает сидеть на полу, запутавшись в одеяле и осоловело хлопать глазами, пытаясь окончательно проснуться и прогнать из головы картинки из сна. Мозг понимает, что то, что ему приснилось было из разряда ужасного, но глупая улыбка сама собой расплывается на губах.
- Сена! Вставай скорее, ты уже опаздываешь! - Звонкий голос мамы привел Сену в чувства и, заливаясь краской стыда, он попытался вскочить на ноги, но едва снова не упал. Тело словно налитое свинцом едва слушалось и болел, кажется, каждый мускул. Сена вспомнил чем закончился вчерашний день и свое дурацкое поведение в тренажерном зале. Зачем он так настаивал на помощи Хируме? Почему вдруг решил забыть о своей обиде? В качестве ответа в памяти всплыл сон, и Сена со стоном завалился обратно на кровать. Идти в школу расхотелось окончательно, он задумался о том чтобы притвориться больным и остаться дома. Тренироваться он все равно не сможет, как и смотреть в глаза капитану. Почему ему приснилось такое? Да еще после всего, что Хирума сделал. Сена ведь любит Марко и было бы логично если бы ему приснился он.
- Сена! Ты здоров? - на лестнице раздались шаги, кажется маме надоело кричать в пустоту, и она решила лично проверить почему сын до сих пор не поднимается из постели.
- Я встал, уже иду! - Крикнул Сена и снова поднялся на ноги, направляясь в ванную. Пропускать школу нельзя хотя бы потому, что тогда Мамори снова будет беспокоиться о нем, а капитан жутко разозлится. Кобаякава тряхнул головой усиленно стараясь думать о чем угодно кроме Хирумы, но все его мысли так или иначе сводились к Йоичи или футболу и Йоичи. Словно проклятие какое-то. Теперь кроме стыда Сена ощущал еще и вину перед Марко, словно он предавал его этими мыслями. Нужно будет позвонить Рейджи, а еще лучше встретиться с ним, тогда все глупости точно уйдут из его головы.

@темы: Eyeshield 21, фики

URL
   

Дневник бродячей кошки

главная